Как кошки спасали ленинград от крыс

Кошки, которые спасли Ленинград

Кошки спасали Ленинград от нашествия крыс во время войны 1941-1945 года. Было в истории этого славного города и такое событие.

В блокадном городе за зиму 1941-1942 годов исчезли все кошки. Думаю, ни для кого не будет секретом, куда они делись? Их попросту съели. Да. Ненавистная всем война и страшная лютая зима принесла много горя и смертей в голодный Ленинград.

Очевидцы вспоминали: весной 42–го года на улице появилась тощая, чуть ли не единственная в городе кошка и худой, похожий на скелет, милиционер следил, чтобы никто не изловил зверька. Полтора года блокадный город жил без кошек!

По воспоминаниям очевидцев-блокадников: «…тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось, они забирались на танки и благополучно ехали на танках дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий…». Крысы не только выживали в таком аду, но и плодились. Изничтожить крыс могла только кошка!

Сразу после прорыва блокады в Ленинград с «большой земли» был направлен стратегический груз — 4 вагона дымчатых кошек из Ярославской области (дымчатые считались лучшими крысоловами). Очевидцы рассказывали, что кошек расхватывали моментально, за ними выстраивались очереди. В январе 1944 года котенок в Ленинграде стоил 500 рублей, тогда как килограмм хлеба продавался с рук за 50 рублей, зарплата сторожа составляла 120 рублей.

Затем прошла еще одна «кошачья мобилизация». На этот раз мурок и барсиков набирали в Сибири специально для защиты бесценных хранилищ Эрмитажа и других ленинградских дворцов и музеев. «Кошачий призыв» прошел успешно. В Тюмени, например, собрали 238 котов и кошек в возрасте от полугода до 5 лет.

Некоторые приносили своих любимцев на сборный пункт сами. Первым из добровольцев стал черно–белый кот Амур, которого хозяйка лично сдала с пожеланиями «внести свой вклад в борьбу с ненавистным врагом». Всего в Ленинград было направлено 5 тысяч омских, тюменских, иркутских котов, которые с честью справились со своей задачей. Так Сибирские кошки спасли Эрмитаж от грызунов.

В подарок ко дню рождения Тюмени была создана Аллея сибирских кошек. Построена она в 2008 году. И ее история создания как раз связана с так называемым «кошачьим призывом». Возможно, только благодаря этому «кошачьему призыву» мы можем сегодня любоваться полотнами великих мастеров в лучших музеях Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Двенадцать, покрытых золотистой краской фигурок кошек и котят, разместились на этой Аллее. Фигурками кошек стилизован забор и даже фонари. Автор сквера — Марина Альчибаева.Аллея сибирских кошек – это не просто скульптурная композиция. Она была создана в память о тех кошках, которых во время второй мировой войны отправляли из Сибири защищать Эрмитаж и Петродворец от крыс и мышей.

В память о хвостатых героях на Малой Садовой улице установили скульптуры кота Елисея и кошки Василисы. Василиса прогуливается по карнизу второго этажа дома №3, а Елисей сидит напротив и наблюдает за прохожими. Считается, что к человеку, который сможет забросить монетку на небольшой постамент к коту, придет удача.

источник: mainecoonmontaro.com

В Санкт-Петербурге
сентябрь, 12, 2018 год
17 °C

Читают все

Н овости партнёров

L entainform

Почему кошки отказываются спасать Петербург от крыс

28/06/2010

В Петербурге завершилась плановая дератизация. По подсчетам санитарных врачей, сейчас в городе проживает 60 тысяч крыс: 110 особей на квадратный километр. Это меньше, чем в 2007 году, когда Петербург переживал крысиное нашествие. Но и сейчас грызунами инфицирован каждый третий дом. А кошки с крысами бороться в этом году отказываются.

З а месяц петербургский «отдел очистки» обработал около 40 тысяч жилых домов и предприятий. Самые популярные у крыс места – мусоропроводы, в том числе в новых домах, и свалки. В 2006 и 2007 годах в травмпункты обращались люди, покусанные крысами, – но до заражения опасными инфекциями дело ни у кого не дошло. Сейчас таких случаев не зафиксировано.

Всего за время кампании этого года было уничтожено 20 тысяч крыс. Несколько лет назад Валентина Матвиенко предлагала использовать для борьбы с грызунами кошек. Идея эта не нова: в провинции жилищные службы даже рассылают такие предписания жильцам. Скажем, в стандартной 100-квартирной хрущевке рекомендуется держать минимум трех кошек. Котовладельцам льготы не положены, только благодарность от ЖЭКа.
Правда, в этом году кошки подвели санитарных врачей: по каким-то причинам они отказались охотиться на крыс. Медики справились, как могли, своими силами, но будущий сезон их уже беспокоит.
О том, как в большом городе должны уживаться разные биологические виды, Online812 рассказала зоопсихолог Наталья КРИВОЛАПЧУК.

— Так что – теперь кошки не будут охотиться на крыс? Это навсегда?
— Вряд ли мы имеем дело с каким-то устойчивым явлением, если говорить о равнодушии кошек к крысам. Скорее всего, это разово. Вроде того, почему аисты всегда останавливались на стоянку в одном месте, а теперь выбрали другое. На следующий год все станет по-прежнему.

— А другие причины возможны?
— Кошки никогда не будут охотиться на отравленных крыс. А если в этом году против грызунов использовали какой-то новый яд, а не стандартный зоокумарин, то они не могли этого не почувствовать. И в будущем году, при использовании этого яда, все повторится

— Неужели кошки охотятся на крыс только потому, что расценивают их как пищу? А просто за территорию?
— Крысы и кошки – очень разные животные, у них нет особых объектов для соперничества. Разве что человеческие объедки – но кошки предпочитают добывать еду другим способом. Проблемы «как поделить жилье» перед ними тоже не стоит. Если б у двух этих видов было больше поводов для конкуренции, они были бы похожи внешне. Мне кажется, что кошки перестали быть помощниками в борьбе с крысами, потому что их самих стало меньше. Их не истребляют – но делают жизнь в городе тяжелее, закрывая подвалы, подъезды и чердаки. А ведь животные нужны городу, людям, в том числе и бездомные. По этой причине, кстати, нельзя пытаться одомашнить всех гуляющих по городу собак и кошек.

— Почему?
— С древнейших времен люди и собаки живут вместе, и если убрать из социума собак, люди перенесут их функции на соседей, на своих близких. Одного они зацелуют, другого измордуют, третьего замучают командами, от четвертого сами будут ждать команд.

— А что произойдет, если кошки в городе так и не появятся?
— Если истребить в городе кошек, придут крысы. Если собак – придут лисы и кабаны, как это было в Берлине .

источник: www.online812.ru

Как кошки спасали блокадный Ленинград

Как кошки спасали блокадный Ленинград. В этом году, в сентябре исполняется 70 лет, как закончилась блокада Ленинграда. Хочу рассказать вам маленькую историю про кошек, которые помогали спасать блокадный Ленинград.

В 1942 году Ленинград уже год, как был в блокаде. Ужасный голод ежедневно уносил сотни жизней. На тот момент люди уже съели и своих домашних питомцев, буквально единицы кошек пережили блокаду. Отсутствие усатых-полосатых, в дополнение ко всем бедам, спровоцировало огромный прирост численности крыс.

Поясню для людей, которые плохо знают, что за животное такое — крыса. Крысы в голодные годы могут есть все: книги, деревья, картины, мебель, своих сородичей и практически все, что может мало мальски переварить. Без воды крыса может жить долше верблюда, да и вообще дольше любого млекопитающего. За 50 миллисекунд крыса определяет откуда идет запах. И большую часть ядов она мгновенно определяет и есть отравленную еду не станет. В тяжелые времена крысы сбиваются в полчища и отправляются на поиски еды.

Сразу же опережу ваш вопрос — «Если жители блокадного Ленинграда съели всех кошек, то почему не ели крыс?» Возможно ели и крыс, но дело в том, что одна пара крыс за год может родить до 2000 особей. Без сдерживающих факторов (кошки, травля ядами) они размножаются с катастрофической скоростью. А еще они являются разносчиками множества болезней, способных привести к эпидемии. Ну так вот и получается, что кошек в городе нет, а ядом отравить нечего, еда же в городе в мизерных количествах осталась и только для людей.

И вот эти полчища крыс нападали и уничтожали скудные запасы еды.

Блокадница К. Логинова вспоми­нает, как крысы сбивались в стаи и шеренгами, во главе с вожаками, двигались по Шлиссельбургскому тракту в сторону мельницы, где мололи муку для хлеба, даваемого по карточкам всем жи­телям города. Когда огромные крысиные колонны переходили трамвайные рельсы, трамваям приходилось останавливаться.

Блокадному городу помогли бы в этот момент только обыкновенные кошки. Но сложно возмущаться на людей, за то что они съели котов, когда они находились в таких жестоких условиях жизни — в блокаде. Многим людям коты продлили жизнь.

Вот еще рассказ одной блокадницы: «У нас был кот Васька. Любимец в семье. Зимой 41-го мама его унесла куда-то. Сказала, что в приют, мол, там его будут рыбкой кормить, а мы-то не можем… Вечером мама приготовила что-то наподобие котлет. Тогда я удивилась, откуда у нас мясо? Ничего не поняла… Только потом… Получается, что благодаря Ваське мы выжили в ту зиму…»

На людей, которые, несмотря на голод, все же сохранили жизнь своим любимцам, смотрели чуть ли не как на героев. Так, когда весной 1942 года одна старушка, сама еле живая от голода, вышла с котом на прогулку, к ней стали подходить люди и благодарить за то, что не пожертвовала питомцем.

И вот в апреле 1943 года, когда удалось частично прорывать блокаду, по особому постанов­лению Ленсовета в город из Ярос­лавской области, на спасение продовольствия доставили четыре вагона дымчатых кошек (такие кошки считаются лучшими крысоло­вами). Именно этому «отряду» ярославских кошек удалось спасти прадоволь­ственные склады от прожорливых вредителей. Часть этих кошек выпустили на волю прямо на вокзале, часть отдали ленинградцам, которые явились на встречу поезду. Многим кошки не достались, поэтому в 44 году, когда блокада была прорвана был привезен еще «отряд» из 5 тысяч котов из Сибири: из Омска, Иркутска, Тюмени. Жители этих городов сами приносили своих домашних котов, что бы помочь ленинградцам в борьбе с крысами. Этот отряд был направлен на борьбу с грызунами в подвалах Эрмитажа и других ленинградских музеев.

Потомки тех сибирских кошек и по сей день обитают в Эрмитаже. Сегодня их в музее более полусотни. У каждого есть даже особый паспорт с фотографией. Все они успешно охраняют от грызунов музейные экспонаты.

В Санкт-Петербурге 25 января 2000 года на Малой Садовой улице, в честь ярославских котов, была установлена фигура кота Елисея. Кот важно восседает в углу дома №8, наблюдая за прогуливающимися внизу людьми.

А что бы коту Елисею не было “скучно”, в апреле 2000 года на карнизе дома №3 открыли вторую скульптуру — кошку Василису.

источник: fofoi.ru

Вечная память Ярославским кошкам, которые спасли Ленинград

А вы знаете, что ярославские кошки спасли Ленинград?

Да, было в истории этого славного города и такое событие. Кошки спасали Ленинград от нашествия крыс во время войны 1941-1945 года.

В блокадном городе за зиму 1941-1942 годов исчезли все кошки. Думаю, ни для кого не будет секретом, куда они делись? Их попросту съели. Да. Ненавистная всем война и страшная лютая зима принесла много горя и смертей в голодный Ленинград.

Очевидцы вспоминали: весной 42–го года на улице появилась тощая, чуть ли не единственная в городе кошка и худой, похожий на скелет, милиционер следил, чтобы никто не изловил зверька. Полтора года блокадный город жил без кошек!

По воспоминаниям очевидцев-блокадников: «…тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось, они забирались на танки и благополучно ехали на танках дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий…». Крысы не только выживали в таком аду, но и плодились. Изничтожить крыс могла только кошка!

Сразу после прорыва блокады в Ленинград с «большой земли» был направлен стратегический груз — 4 вагона дымчатых кошек из Ярославской области (дымчатые считались лучшими крысоловами). Очевидцы рассказывали, что кошек расхватывали моментально, за ними выстраивались очереди. В январе 1944 года котенок в Ленинграде стоил 500 рублей, тогда как килограмм хлеба продавался с рук за 50 рублей, зарплата сторожа составляла 120 рублей.

Затем прошла еще одна «кошачья мобилизация». На этот раз мурок и барсиков набирали в Сибири специально для защиты бесценных хранилищ Эрмитажа и других ленинградских дворцов и музеев. «Кошачий призыв» прошел успешно. В Тюмени, например, собрали 238 котов и кошек в возрасте от полугода до 5 лет.

Некоторые приносили своих любимцев на сборный пункт сами. Первым из добровольцев стал черно–белый кот Амур, которого хозяйка лично сдала с пожеланиями «внести свой вклад в борьбу с ненавистным врагом». Всего в Ленинград было направлено 5 тысяч омских, тюменских, иркутских котов, которые с честью справились со своей задачей. Так Сибирские кошки спасли Эрмитаж от грызунов.

В подарок ко дню рождения Тюмени была создана Аллея сибирских кошек. Построена она в 2008 году. И ее история создания как раз связана с так называемым «кошачьим призывом». Возможно, только благодаря этому «кошачьему призыву» мы можем сегодня любоваться полотнами великих мастеров в лучших музеях Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Двенадцать, покрытых золотистой краской фигурок кошек и котят, разместились на этой Аллее. Фигурками кошек стилизован забор и даже фонари. Автор сквера — Марина Альчибаева.

Аллея сибирских кошек – это не просто скульптурная композиция. Она была создана в память о тех кошках, которых во время второй мировой войны отправляли из Сибири защищать Эрмитаж и Петродворец от крыс и мышей.

(Точный адрес Аллеи сибирских кошек: г. Тюмень, угол ул. Республики и ул. Первомайской.)
Гуси спасли Рим, голуби — Венецию, а кошки помогли Питеру победить врага, жестокого и беспощадного — крыс!

источник: kittens-world.ru

Кошки отказываются спасать Санкт-Петербург от крыс

Санкт-Петербург, 28 июня 2010, 12:24 — REGNUM В Санкт-Петербурге завершилась плановая дератизация. За месяц были обработаны около 40 тысяч жилых домов и предприятий, уничтожено 20 тысяч крыс. Одновременно сотрудники СЭС отметили, что кошки в этом году перестали охотиться на крыс. Об этом сегодня, 28 июня, пишет журнал «Город 812».

По подсчетам санитарных врачей, сейчас в Санкт-Петербурге городе проживает популяция из примерно 60 тысяч крыс: 110 особей на квадратный километр. Это меньше, чем в 2007 году, но и сейчас грызунами инфицирован каждый третий дом. А кошки с крысами бороться в этом году отказываются.

«Вряд ли мы имеем дело с каким-то устойчивым явлением, если говорить о равнодушии кошек к крысам, скорее всего, это разово. На следующий год все станет по-прежнему», — прокомментировала «Городу 812» историю с крысами зоопсихолог Наталья Криволапчук. По версии зоопсихолога, во-первых, кошки не охотятся на отравленных крыс. «И если в этом году против грызунов использовали какой-то новый яд, а не стандартный зоокумарин, то они не могли этого не почувствовать,»- говорит Наталья Криволапчук. Во-вторых, кошек в городе стало меньше, их количество уменьшается, поскольку в городе закрываются подвалы, подъезды и чердаки.

Свидетельства о регистрации СМИ:

Эл № ФС77-55029 от 14 августа 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор),
ИА № ФС77-51367 от 23 ноября 2012 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Настоящий ресурс содержит материалы 18+.

При цитировании информации гиперссылка на ИА REGNUM обязательна.
Использование материалов ИА REGNUM в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

источник: regnum.ru

Хвостатые байки

24 хвоста могут удивлять вас 24 часа в сутки

Как кошки спасли блокадный Ленинград от нашествия крыс

Сегодня, 9 мая 2017 года, в 72 годовщину Победы в Великой Отечественной войне, я хочу рассказать вам о том, как кошки спасли блокадный Ленинград от полчища крыс и страшных эпидемий.

Моя мать, Людмила Петровна, и бабушка, Екатерина Васильевна, едва не погибли от голода во время блокады Ленинграда. Несмотря на последнюю степень дистрофии, они работали на военном заводе, производившим снаряды. Так что многое, о чем пойдет речь в этом рассказе, я знаю по рассказам очевидцев.

Трудно себе представить, как жители Ленинграда смогли пережить эти страшные 872 дня (с 8 сентября 1941 по 27 января 1944 года, (блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года).

Изнурительные бомбежки и артобстрелы; громадные очереди за крошечными пайками хлеба; холод и ужесточающийся голод; смерти близких, знакомых и маленьких детей; трупы людей на улицах; походы с бидончиками на замерзшую Неву за водой в лютый мороз.

Зима 1941 – 1942 года для жителей осажденного города была особенно тяжелой. Похоронные команды не успевали убирать с улиц трупы умерших от голода, холода и болезней людей. В эту зиму ленинградцы съели все, даже домашних животных, в том числе собак и кошек. Переловили и съели всех уток в парках и голубей на улицах. Ели крыс и мышей. Мальчишки с рогатками охотились на птиц и ловили в Неве мелкую и колючую рыбку колюшку.

Лишь единицы домашних животных (тщательно скрываемые хозяевами) смогли пережить то страшное время. О них будет отдельная история.

И тогда измученный город постигла новая беда — Ленинград стали наводнять крысы.

У этих опасных грызунов нет ни единого естественного врага в городских условиях, за исключением кошек. Только кошки способны контролировать численность крыс, одна пара которых способна воспроизвести более 2000 потомков всего лишь за год. Источник

Крысы процветали в голодающем городе — они просто питались трупами на улицах.

Крысы начали пожирать все, что еще можно было найти съедобного; они нападали на больных и истощенных детей и стариков во сне, в городе нависла угроза эпидемий (в том числе чумы). У кого крепкие нервы — почитайте секретный документ, как город боролся с обилием трупов и угрозой эпидемии. Этого нельзя забывать.

По рассказам очевидцев, полчища крыс переходили улицы, блокируя движение транспорта.

Одна жительница блокадного Ленинграда вспоминала, как она ночью выглянула на улицу и увидела шевелящуюся реку бегущих грызунов.

Отряды грызунов грозили уничтожить зерно на мельнице, где мололи муку для хлеба всему городу.

Крысы губили полотна великих художников в Эрмитаже, которые пострадали также и от бомбардировок. Источник

С крысами активно боролись, их травили, были созданы специальные бригады по борьбе с грызунами, совершавшие многочасовые изнурительные рейды по городу, но число грызунов продолжало нарастать. Мерзкие твари не боялись ни бомбежек, ни огней пожаров.

«В доме во время бомбёжки вылетели стёкла, мебель давно стопили. Мама спала на подоконнике — благо они были широкие, как лавка, — укрываясь зонтиком от дождя и ветра. Однажды кто-то, узнав, что мама беременна мною, подарил ей селёдку — ей так хотелось солёного… Дома мама положила подарок в укромный уголок, надеясь съесть после работы. Но вернувшись вечером, нашла от селёдки хвостик и жирные пятна на полу — крысы попировали. Это была трагедия, которую поймут лишь те, кто пережил блокаду» — рассказывает сотрудница храма прп. Серафима Саровского Валентина Осипова. Источник

В своем дневнике блокадница Кира Логинова вспоминала: «Тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. Это был враг организованный, умный и жестокий…». Источник

Сразу после прорыва блокады Ленинграда, в апреле 1943 года, вышло постановление Ленсовета доставить в Ленинград из Ярославской области четыре вагона простых дымчатых кошек, которые считались лучшими крысоловами.

Ярославцы в короткие сроки выполнили стратегический заказ и наловили серых кошек, чтобы хоть как-то помочь жителям Ленинграда. Многие даже отдавали своих собственных животных.

Чтобы кошек не разворовали, их везли под усиленной охраной, и наконец, эшелон с четырьмя вагонами кошек (или, как его прозвали, «мяукающая дивизия») прибыл в полуразрушенный город. Часть кошек была выпущена там же на вокзале, часть была роздана жителям.

Из воспоминаний Антонины Александровны Карповой, коренной Ленинградки: «Весть о том, что сегодня в город доставят кошек, мгновенно облетела всех. Люди огромными толпами собрались на вокзале, возникла ужасная давка. Многие на перрон пришли целыми группами (в основном, это были семьи или соседи) и пытались рассредоточиться по всей его длине. Рассчитывали на то, что хотя бы одному из группы удастся взять кошку.

И вот пришёл состав. Удивительно: четыре вагона кошек разошлись по рукам буквально за полчаса! Зато какие счастливые шли ленинградцы домой. Казалось, это приехали не обычные кошки, а бойцы нашей Красной Армии. Некое могучее подкрепление. И даже в тот день казалось, что Победа уже близка»… Источник

Однако многим горожанам кошек не хватило. Некоторых из них продавали на рынке по баснословной цене, равной приблизительно десяти буханкам хлеба. Для справки: котёнок стоил 500 рублей, зарплата дворника составляла 120 рублей, а буханка хлеба стоила 50 руб.

«За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было, — хлеб. Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка,» вспоминала блокадница Зоя Корнильева.

Ярославские кошки достаточно быстро сумели отогнать грызунов от продовольственных складов и спасли город от эпидемий, однако полностью решить проблему сил не хватало.

Печально, но многие кошки погибали, укушенные больными крысами, а иногда мерзкие твари просто набрасывались группой и загрызали кошку. Крысы очень опасные животные.

Ярославская «кошачья армия» как могла защищала город вплоть до полного снятия блокады.

Кошки не только ловили грызунов, но и воевали. Есть легенда о рыжем коте, который прижился при стоявшей под Ленинградом зенитной батарее. Солдаты прозвали его «слухачом», так как кот точно предсказывал своим мяуканьем приближение вражеских самолетов. Причем на звук советских самолетов животное не реагировало. Кота даже поставили на довольствие и выделили одного рядового за ним присматривать.

После окончательного снятия блокады прошла еще одна «кошачья мобилизация». На этот раз самых умелых крысоловов отлавливали по всей Сибири специально для защиты бесценных произведений искусства Эрмитажа и других ленинградских дворцов и музеев.

Зимой 1944 года милиция Тюмени начала отлов животных для Ленинграда. Многие сибиряки пожертвовали своих домашних животных, чтобы помочь ленинградцам. Первым добровольцем стал черно-белый кот Амур, которого хозяйка принесла со слезами на сборный пункт с пожеланием: «внести свой вклад в борьбу с ненавистным врагом». Источник

За две недели жители Тюмени собрали 238 котов и кошек (возрастом до 5 лет), а дальше крысоловов доставляли из Иркутска, Омска, Ишима, Заводоуковска, Ялуторовска и других.

В общей сложности из Сибири в Ленинград было привезено 5000 кошек.

Вскоре сибирским котам удалось почти полностью очистить Ленинград от крыс.

Из воспоминаний Антонины Александровны Карповой: «Нашей соседке достался сибирский кот, которого назвали Барсом. Поначалу Барс очень боялся громких звуков, чувствовалось, что он натерпелся страха во время путешествия. В такие минуты он опрометью бежал к новой хозяйке. Она успокаивала кота, гладила его. И постепенно Барс проникся к новой семье огромным уважением и любовью. Каждый день он уходил на промысел и возвращался с добычей. Поначалу это были ненавистные нам крысы. А потом Барс ухитрялся где-то добывать воробьев, а ведь во время блокады в городе птиц не было. Удивительно: кот приносил их живыми! Воробьёв соседи потихоньку выпускали.

Ни одного раза Барс ничего не взял со стола. Он ел то, что добывал на охоте сам и то, чем его угощали новые хозяева. Но еду никогда не клянчил. Создавалось такое впечатление, что кот понимал, что приехал в город, где люди пережили страшные муки голода»…

Интересен тот факт, что после снятия блокады москвичи, вместе с продуктами питания, высылали в Петербург родственникам и друзьям кошек и маленьких котят.

С тех пор кошки пользуются особым уважением и любовью в этом героическом городе.

В Эрмитаже кошки находятся в «штате служащих» по борьбе с мышами и крысами еще с XVIII века, о них заботятся и их лечат, у каждого животного есть свой «эрмитажный паспорт».

В военном Эрмитаже «служил» кот, который обнаружил старую, но действующую бомбу.

Обнаружив опасную находку кот громким мяуканьем призвал на помощь служащих музея и они успели вовремя вызвать минеров.

Сейчас в музее работают около 50 кошек. В пенсионном возрасте каждого ветерана пристраивают в любящие семьи.

За вклад в мирную жизнь Северной столицы героические кошки были отмечены особо.

В 2000 году на углу здания №8 на Малой Садовой установили монумент пушистому спасителю – бронзовую фигуру кота, которого петербуржцы сразу же окрестили Елисеем.

Через несколько месяцев у него появилась подружка – кошка Василиса. Скульптура красуется напротив Елисея — на карнизе дома №3. Так дымчатые крысоловы из Ярославля и Сибири были увековечены спасенными ими жителями города-героя.


В Выборгском районе Северной столицы на улице Композиторов, во дворе дома №4 поставили новый маленький памятник. Он изображает небольшую фигурку кошки, сидящей на стуле и греющейся под торшером.

Эта трогательная скульптура является символом домашнего очага и создана в честь кошек блокадного Ленинграда.

В Тюмени в день города 2008 года был открыт сквер «Сибирских кошек» c 12 бронзовыми фигурками кошек в разных позах, в память о тех 5000 животных, которые спасли блокадный Ленинград от крыс и эпидемий.

Примечание. В этой статье использованы фотоматериалы из открытых источников в интернете, все права принадлежат их авторам, если вы считаете, что публикация какой-либо фотографии нарушает ваши права, пожалуйста, свяжитесь со мной при помощи формы в разделе контакты, фотография будет немедленно удалена.

источник: tailytales.ru