Как крыса перетаскивает яйца

Как крыса перетаскивает яйца

Античные Греция и Рим, Европа раннего средневековья крыс не знали. Впервые черные крысы прибыли в Европу из стран Ближнего Востока, видимо, на кораблях вернувшихся из походов крестоносцев. Вскоре грызуны заполонили все европейские города.

Лишь позже стало известно, что черные крысы были разносчиками бубонной чумы и брюшного тифа, которые в последующие столетия прямо-таки обезлюдели Европу. Американский исследователь Эрнст Уолкер замечал, что «болезни, занесенные с крысами, унесли за последнюю тысячу лет больше человеческих жизней, чем все войны и революции». Естественно, с крысами пытались бороться. Появилось новое ремесло — истребитель крыс, пользовавшееся немалым почетом, и профессиональные крысоловы уже создали свои цехи. Каких только ловушек не изобретали против крыс! Но разгромить и уничтожить черных крыс (и прекратить, кстати говоря, регулярные эпидемии чумы в Европе) сумели только… Другие крысы.

Академик Петр Паллас приводит услышанный им рассказ о том, что в 1727 г. огромные полчища крыс необычного серо-рыжего цвета переплыли Волгу и «промаршировали» на запад. «Подойдя к Астрахани, — рассказывал Альфред Брем об этом великом крысином завоевательном походе, — они бесстрашно бросились в бурные воды могучей реки и густыми массами покрыли ее гладь. Тысячи их тонули в пучине, но что за дело? Когда имеется в виду великая цель, на гибель единицы не обращают внимания». Это была всем ныне известная серая крыса, или пасюк, родом из северного Китая. Двинуться в поход грызунов заставило землетрясение. Тупоносый пришелец свирепо расправился со своей процветающей «родственницей» — черной крысой. Ныне она преобладает только в Южной Америке, а также ютится в портах других континентов. Биолог Уильям Гаррисон восклицал по этому поводу: «Биология не знает подобных сражений между двумя сходными видами!» Увы, человек не проявил никакой благодарности к пасюкам за избавление от чумы, а наоборот, стал истреблять их всеми возможными способами. Правда, не очень успешно. Причина тому — потрясающая приспособленность крыс.

Старые «опытные» крысы справляются почти с любой крысоловкой — трясут ее, пока не соскочит пружина, а потом съедают приманку. Они не только прекрасно догадываются о связи между поеданием отравленной приманки и последующим печальным результатом, но и лапами отпихивают других, неосведомленных крыс от такого корма. Поэтому в XX в. крыс стали травить ядом замедленного действия, чтобы они не смогли распознать отраву. Яд делал не свертываемой их кровь, и они гибли от внутреннего кровотечения. В 1968 г. одна английская фермерша с изумлением заметила, что крысы в ее амбаре охотно поедают отравленный корм и чувствуют себя после этого великолепно. Это были «суперкрысы», нечувствительные к яду возникшие в результате мутации.

Как уже видно из приведенных примеров, крыса очень умна — не случайно польский зоолог Мирослав Гущ назвал крыс «интеллигентами животного мира». Весьма похоже на правду предание о том, что живущие в трюме крысы первыми покидают обреченный на гибель корабль. Им-то первым становится известно о том, что судно дало течь. Знаете, как крысы перетаскивают куриные яйца из мест, где их плохо спрятала хозяйка? Чрезвычайно интересно: одна крыса ложится на спину, вторая вкатывает ей яйцо на грудь и потом тащит ее за хвост, а влекомая таким образом крыса крепко держит лапами яйцо, чтобы не выронить его и не разбить.

Своими крепкими зубами крысы не раз прогрызали даже свинцовые трубы, разрушали плотины (отчего происходили наводнения). Как и человек, они всеядны. Не то слово! Они едят такое, чего даже самый голодный человек не одолеет. Они могут сожрать простыню, обувь, книгу, кожу, кости, кору деревьев.

Виден ли конец крысам? Нет! На планете их живет примерно столько же, сколько и людей. Рассказ о них закончим американского ученого доктора Ждексона: «Говоря о крысах, следует помнить, что мы имеем дело с самыми многочисленными и наиболее процветающими млекопитающими на планете Земля, за исключением самого человека».

источник: animalgrad.ru

крыса и яйцо

Εμφάνιση στοιχείων ελέγχου προγράμματος αναπαραγωγής

  • Δημοσιεύτηκε στις 15 Απρ 2012
  • пасхальные приключения Завитушки
  • Ζώα και κατοικίδια
  • крысаЗавитушкаяйцо

Σχόλια • 64

Mog by pomoch etoj obojatel’noj krusun’ke i podoril prekrasoje vkusnoje jejco vot tak! Horishen’kaha lapka zasluzhila priz za krasatu❣

Ролик «Лиса и виноград». 😊

у меня тоже крыса только чорная🐀

Моя Анфиса выросла с двухмесячного возраста у меня за пазухой.Жила свободно в квартире,ловила мышей как хорошая кошка, если те попадали к нам и была другом как хорошая преданная собака.Общаться с нею было просто море удовольствия.Если я была чем-то занята Анфиса живо напоминала о себе,требуя внимания.Где-то читала что на интеллектуальной лестнице крысы стоят на ступень выше собак

Ну не мучьте животинку..расколупайте уже)))милота,обожаю крыс,у самой жила когда-то..

Красотка какая,глазы как огромные топазы!

У меня тоже кушает! Только много давать нельзя! Крысам нерекамендуется белок

Ничего себе приручили:» не грызи» и слушается

Крыски очень чистоплотные, вылизываются как кошки и урчат от удовольствия, когда их чешут.

источник: grclip.com

Античные Греция и Рим, Европа раннего средневековья крыс не знали. Впервые чёрные крысы прибыли в Европу из стран Ближнего Востока, видимо, на кораблях вернувшихся из походов крестоносцев. Вскоре грызуны заполонили все европейские города.

Лишь позже стало известно, что чёрные крысы были разносчиками бубонной чумы и брюшного тифа (см. ст. «Бактерии»), которые в последующие столетия прямо-таки обезлюдили Европу. Американский исследователь Эрнст Уолкер замечал, что «болезни, занесённые крысами, унесли за последнюю тысячу лет больше человеческих жизней, чем все войны и революции». Естественно, с крысами пытались бороться. Появилось новое ремесло — истребление крыс, пользовавшееся немалым почётом, и профессиональные крысоловы вскоре уже создали свои цехи. Каких только ловушек не изобретали против крыс! Но разгромить и уничтожить чёрных крыс (и прекратить, кстати говоря, регулярные эпидемии чумы в Европе) сумели только. другие крысы.

Академик Пётр Паллас приводил услышанный им рассказ о том, что в 1727 г. огромные полчища крыс необычного серо-рыжего цвета переплыли Волгу и «промаршировали» на запад. «Подойдя к Астрахани, — рассказывает Альфред Брэм об этом великом крысином завоевательном походе, — они бесстрашно бросились в бурные воды могучей реки и густыми массами покрыли её гладь. Тысячи их тонули в пучине, но что за дело? Когда имеется в виду великая цель, на гибель единиц не обращают внимания». Это была всем ныне известная серая крыса, или пасюк, родом из Северного Китая. Двинуться в поход грызунов заставило землетрясение. Тупоносый пришелец свирепо расправился со своей процветавшей «родственницей» — чёрной крысой. Ныне она преобладает только в Южной Америке, а также ютится кое-где в портах других континентов. Биолог Уильям Гаррисон восклицал по этому поводу: «Биология не знает подобных сражений между двумя сходными видами!» Увы, человек не проявил никакой благодарности к пасюкам за избавление от чумы, а наоборот, стал истреблять их всеми возможными способами. Правда, не очень успешно. Причина этого — потрясающая приспособляемость крыс.

Старые «опытные» крысы справляются почти с любой крысоловкой — трясут её, пока не соскочит пружина, а потом съедают приманку. Они не только прекрасно догадываются о связи между поеданием отравленной приманки и последующим печальным результатом, но и лапами отпихивают других, неосведомлённых крыс от такого корма. Поэтому в XX в. крыс стали травить ядом замедленного действия, чтобы они не могли распознать отраву. Яд делал несвёртываемой их кровь, и они гибли от внутреннего кровотечения. В 1968 г. одна английская фермерша с изумлением заметила, что крысы в её амбаре охотно поедают отравленный корм и чувствуют себя после этого великолепно. Это были «суперкрысы», нечувствительные к яду и возникшие в результате мутации.

Как уже видно из приведённых примеров, крыса очень умна — не случайно польский зоолог Мирослав Гущ назвал крыс «интеллигентами животного мира». Весьма похоже на правду предание о том, что живущие в трюме крысы первыми покидали обречённый на гибель корабль. Им-то первым ста-

новилось известно о том, что судно дало течь. Знаете, как крысы перетаскивают куриные яйца из мест, где их плохо спрятала хозяйка? Чрезвычайно интересно: одна крыса ложится на спину, вторая вкатывает ей яйцо на грудь и потом тащит её за хвост, а влекомая таким образом крыса крепко держит лапами яйцо, чтобы не выронить его и не разбить.

Своими крепкими зубами крысы не раз прогрызали даже свинцовые трубы, разрушали плотины (отчего происходили наводнения). Как и человек, они всеядны. Не то слово! Они едят такое, чего даже самый голодный человек не одолеет. Они могут сожрать простыню, обувь, книгу, кожу, кости, кору деревьев.

Виден ли конец крысам? Нет! На планете их живёт примерно столько же, сколько и людей. Рассказ о них закончим словами американского учёного доктора Джексона: «Говоря о крысах, следует помнить, что мы имеем дело с самыми многочисленными и наиболее процветающими млекопитающими на планете Земля, за исключением самого человека».

в панике «бегут» многие пернатые, теплокровные и холоднокровные обитатели морей. Охотятся косатки на кальмаров и рыб, включая акул; хватают и глотают также дельфинов, тюленей, пингвинов. Редко, но нападают они и на не очень крупных моржей, сивучей, белух, нарвалов и даже на огромных усатых китов! Набрасываются на них, как волки, всей стаей и рвут острыми массивными зубами куски мяса и жира из тела кита, выгрызают у него язык. Кит, теряя кровь, слабеет, и тогда косатки доедают его или, насытившись, бросают. Недаром косаток прозвали «убийцами китов».

Заметив на льдине пингвинов или тюленя, косатки ведут хитрую атаку: нырнув под льдину, чудовищным ударом снизу вверх ломают её, даже если толщина льда больше метра. Упавшая в воду добыча — в полной их власти. Часами «патрулируют» косатки окраины льдов, время от времени прерывают движение и, выставив вертикально из воды головы, внимательно осматривают ледяные просторы — нет ли на них какой-нибудь живности, которую можно утопить, расколов лёд.

В желудке у одной косатки нашли остатки 24 тюленей, у другой — остатки 13 дельфинов и 14 тюленей! И косатка эта была не очень велика — всего каких-то 6 м, а они бывают и побольше — 10-метровые и 8-тонные. У таких «великанов» лишь спинной плавник, узкий и высокий, похожий на косу, вздымается над водой метра на два, когда косатка плывёт у поверхности. А плавают косатки со скоростью до 55 км/час! Это самые быстрые морские звери.

Опасен ли для людей этот прожорливый и огромный дельфин, глотающий целиком тюленей? В морях — возможно, но в неволе косатки очень послушны и миролюбивы. В одном из океанариумов США 4-тонная косатка стала настолько ручной, что брала корм из рук сторожа, а он, чтобы покормить её, безбоязненно заходил в воду. Больше того, этот человек даже катался на спине свирепого дельфина по лагуне, в которой жила косатка.

источник: www.knowbiology.ru

Меню навигации

Пользовательские ссылки

Информация о пользователе

Вы здесь » ЗЕРКАЛО » Живая природа » КРЫСЫ ПОБЕЖДАЮТ ЧЕЛОВЕКА

КРЫСЫ ПОБЕЖДАЮТ ЧЕЛОВЕКА

Сообщений 1 страница 4 из 4

Поделиться12009-09-28 14:29:49

  • Автор: Black_
  • Администратор
  • Откуда: Москва
  • Зарегистрирован: 2007-05-14
  • Приглашений: 0
  • Сообщений: 4473
  • Уважение: [+24/-0]
  • Позитив: [+23/-3]
  • Пол: Мужской

О ТОМ, ЧТО КРЫСЫ ОТНОСЯТСЯ К НАИБОЛЕЕ УМНЫМ ЖИВОТНЫМ, БЫЛО ИЗВЕСТНО ДАВНО. НО ЛЮДИ, ПОСТОЯННО ИМЕЮЩИЕ С НИМИ ДЕЛО, ОБРАТИЛИ ВНИМАНИЕ, ЧТО В ПОСЛЕДНИЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ ИХ КРЫСЫ ЯВНО ОБЛАДАЮТ РАЗУМОМ, ПУСТЬ И ОТЛИЧНЫМ ОТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО
Несколько лет назад один интересный человек — экстрасенс Александр Шлядинский рассказал мне о крысе, способной к левитации. Эту крысу подарил ему случайный знакомый — сотрудник частной лаборатории, которая возникла из специалистов, занимавшихся биологическими исследованиями в разогнанных после перестройки закрытых институтах и засекреченных «почтовых ящиках».

Долгое время крыса не проявляла неординарных способностей и была вполне довольна жизнью в клетке, поставленной на письменный стол Александра. Но вот однажды он решил покормить свою сожительницу и с удивлением заметил, что клетка за время его отсутствия оказалась повернутой в другую сторону. Он решил незаметно понаблюдать за поведением крысы и разобраться, каким образом ей удается вращать клетку.

Прошло довольно много времени, пока зверек привык к новому месту жительства и стал проявлять свои способности. Однажды на глазах исследователя клетка взлетела и, отлетев на полметра в сторону от стола, медленно приземлилась на пол.

К сожалению, крыса, умеющая летать, однажды каким-то образом сумела открыть клетку и исчезла из квартиры Александра.- На этом эксперименты с удивительным зверьком закончились.

Что же это было? Случайная мутация, вполне возможная в современных городах, или результат специальных очень тонких лабораторных опытов?

О том, что у крыс могут развиться экстрасенсорные способности, косвенно свидетельствует один очень интересный факт. Российские исследователи из Фонда парапсихологии, проанализировав несколько десятков случаев возникновения экстрасенсорных способностей у людей, установили, что чаще всего они возникают после пережитой ими клинической смерти или тяжелой мозговой травмы. А вот неожиданные результаты, которые получила недавно группа исследователей из Московского НИИ общей реанимации РАМН, изучивших условно-рефлекторную деятельность крыс, перенесших клиническую смерть. Ученые выяснили, что реанимированные крысы быстрее вырабатывают рефлекс на питьевую мотивацию, чем крысы из контрольной группы. Поиску кормушки в сложном лабиринте за восемь сеансов обучилась половина крыс, испытавших клиническую смерть, вчетверо меньше — из контрольной группы. Получается, что у крыс также меняется восприятие окружающей жизни после клинической смерти. Ученые стандартными опытами смогли оценить только улучшение их обычных способностей, но вполне возможно, что и экстрасенсорные также возрастают.

Жители городов, в том числе и крысы, подвергаются всевозможным излучениям, отравляются газами, тяжелыми металлами, да еще к тому же принимают огромное количество лекарств и биоактивных добавок. В их организмах просто не могут не происходить различные неконтролируемые изменения.

О том, что крысы относятся к наиболее умным животным, было известно давно. Но люди, постоянно имеющие с ними дело, обратили внимание, что в последние десятилетия их крысы явно обладают разумом, пусть и отличным от человеческого. Первыми с этим разумным поведением столкнулись работники дезинфекционной службы.

Вот, например, что рассказала начальник одного из отделений этой службы в Москве Лариса Даркова. Несколько ночей она вела незаметное для серых грызунов наблюдение в подвалах знаменитого Елесеевского магазина, чтобы понять, как крысы умудряются красть яйца, не разбивая их. «Чтобы не повредить хрупкую скорлупку, — рассказывает она, -эти умницы придумали следующее: одна крыса ложится на спинку и в образовавшуюся на животе ложбинку закатывает мордочкой куриное яйцо. В это время другая «сообщница» хватает ее за хвост, и таким образом они перетаскивают яйцо в нору».

Обратили внимание на изменения в поведении крыс и ученые, проводящие над ними опыты. Основным отличием человека от животного является не интеллект, как думают многие, а. умение смеяться. Группа американских ученых из университета в Боулинг-Гринсе, штат Огайо, доказала, что крысы тоже умеют смеяться. В результате необычного научного эксперимента ученым удалось установить, что если крысу пощекотать, то она начнет безудержно хохотать.

В чем же причина того, что, несмотря на все богатство технических средств и использование против крыс новейших химических отравляющих веществ, эти умные зверьки побеждают в длящейся вот уже несколько тысячелетий борьбе с людьми? Биолог Нина Смирнова, много лет наблюдавшая за жизнью серых пасюков, а именно эта разновидность крыс захватывает подземелья городов, уверена, что крысы обладают. коллективным разумом, который управляет действиями каждой отдельной особи. Эта гипотеза объясняет все: и быстроту, с которой серые крысы расправились с другими разновидностями, и успех в их борьбе с людьми. Все животные под натиском человеческой цивилизации отступают, а пасюки, используя подземные «корни» наших городов, все больше и больше расширяют ареал своего распространения.

Именно коллективный разум помогает крысам избежать, казалось бы, неминуемой гибели. Может быть, он даже намного превышает возможности индивидуального разума человека. Например, имеются многочисленные, официально зарегистрированные случаи, когда крысы заблаговременно покидают обреченные корабли. Следовательно, можно предположить, что коллективный разум способен предвидеть будущее. Или землетрясения, неожиданно обрушивающиеся на наши города. Ученые официально заявляют — точно предвидеть их нельзя. А крысы ничего не говорят, они просто покидают город за день-два до толчков, способных разрушить здания.

А вот еще одно интересное исследование, показывающее, что крысы все быстрее и быстрее приближаются по своему поведению к людям.

Канадские ученые провели наблюдения за шестьюдесятью самцами крыс, пытающимися выбраться из лабиринта за вознаграждение. Внутри лабиринта были расставлены миски с алкогольными напитками. Оказалось, что наиболее обучаемые искусству навигации в лабиринтах крысы выпивали больше алкоголя. По мнению исследователей, результаты опыта доказывают, что на склонность к алкоголизму влияют не только гены и окружающая среда, но и способность к ускоренному обучению, которая явно существует у некоторых наиболее умных крыс.

Есть версия, что очень умные крысы в наших городах появились не случайно, а благодаря деятельности различных специальных лабораторий. Во многих из них до начала перестройки и связанных с ней разрушений науки были достигнуты очень интересные результаты, которые затем могли попасть в, мягко говоря, не совсем чистые руки.

Предположить это позволяет маленькая заметка, промелькнувшая в одном провинциальном уфологическом издании, в которой приводится письмо безымянного автора. Несколько десятилетий назад он в одной закрытой лаборатории участвовал в эксперименте по ускорению эволюции крыс. Зачем это было нужно, ученым не объясняли, и они занимались сугубо научной стороной дела. Автор письма был принят в лабораторию в качестве физика. Его задачей стало поддержание в экспериментальных боксах различных условий, в том числе и повышенного уровня радиации, которые, по замыслу руководителей лаборатории, должны были ускорить развитие крыс. Кроме физиков в работе принимали участие биологи, социологи и множество других специалистов и даже люди, как раньше говорили, с неординарными способностями. О результатах, полученных в процессе исследований, автор письма особенно не распространялся, а просто написал, что возможность ускоренной эволюции была доказана. Но вот чем закончился эксперимент, описал подробнее.

Началась перестройка и многие исследования, в том числе и по эволюции крыс, были приостановлены. А затем пришел приказ: лабораторию закрыть, а исследовательский материал уничтожить. Но уничтожили не всех подопытных животных. В трех боксах крысы каким-то образом почувствовали, что их. собираются убить. Они проделали ходы в бетоне, смешанном с битым стеклом, и добрались до леса, в котором и скрылись. Привезенные на место побега лабораторных крыс служебные собаки брать след отказались.

Автора письма постоянно мучила мысль: вдруг какая-то из групп крыс, сбежавших из закрытой лаборатории, выжила? Вдруг рядом с нами уже зародилась и ускоренно развивается новая цивилизация — цивилизация крыс, у которой один год равен человеческому столетию?

УСАЧЕВ Егор, Крестьянская Русь, Москва

Поделиться22009-09-28 14:33:08

  • Автор: Black_
  • Администратор
  • Откуда: Москва
  • Зарегистрирован: 2007-05-14
  • Приглашений: 0
  • Сообщений: 4473
  • Уважение: [+24/-0]
  • Позитив: [+23/-3]
  • Пол: Мужской

Гигантская крыса из Индонезии

Еще не все исследовано и открыто на нашей старушке-земле. В том числе и не все виды животных. Я не говорю о труднодоступных морских глубинах, где могут скрываться потрясающие и странные создания – нет, даже на суше зоологи еще могут надеяться на то, что откроют что-нибудь этакое. И доказательство тому — гигантская крыса, которую обнаружили в горном районе Новой Гвинеи (Индонезия).

Это животное можно назвать удивительным сразу по нескольким причинам. Во-первых, она действительно очень большая – примерно в пять раз больше обычной городской крысы. Она весит почти полтора килограмма (в статье указано 1, 4 кг). Во-вторых, кажется, это на самом деле неизвестный науке вид. И в-третьих – это просто ласковое и милое животное, которое время от времени приходило в лагерь навестить исследователей. Посмотрите, как доверчиво и скромно она ведет себя на руках у ученого! Ну разве она не прелесть?

Гигантские крысы были обнаружены командой американских и индонезийских ученых в июне 2007 года. Ранее они уже исследовали этот регион в 2005 году. А спустя два года вернулись и открыли два новых вида животных – крошечного опоссума и гигантскую крысу, которую вы можете видеть на фото.

Поделиться32009-09-28 14:39:39

  • Автор: Black_
  • Администратор
  • Откуда: Москва
  • Зарегистрирован: 2007-05-14
  • Приглашений: 0
  • Сообщений: 4473
  • Уважение: [+24/-0]
  • Позитив: [+23/-3]
  • Пол: Мужской

Крысы в городе!

16.04 2007, 13:17 «Известия»

На каждого москвича приходится 10-20 пасюков
Неразбериха на рынке санитарных услуг, а также аномально теплая прошедшая зима грозят столице невиданным крысиным нашествием.

С осени прошлого года в городе начались организованные протесты жителей против засилья крыс и бездействия местных властей в связи с этим. Недавно после одного из митингов жители района Отрадное преподнесли в подарок главе управы дохлого пасюка.

Зоологическое бедствие учету не поддается

Москвичи все чаще жалуются на серых зверьков, почти переставших стесняться людей. По неофициальным данным городских санэпидемслужб, на каждого жителя столицы сейчас приходится до 10 крыс. Некоторые ученые называют цифру 40. Официальные открытые исследования крысиной популяции в Москве отсутствуют.

Жители Отрадного в Северо-Восточном округе уже не раз выходили на организованные протесты против антисанитарного бездействия местных властей. Чиновники управы упрямо не замечали нашествия крыс во дворы жилых домов и отказывались раскошелиться на потраву грызунов. Тогда население окрестных многоэтажек устроило митинг у кинотеатра «Байконур». Активисты пугали выходивших из метро сограждан, переодевшись в хвостатые серые трико. А недавно жители Отрадного преподнесли в подарок главе управы дохлую крысу. Глава подарка не принял.

Экологически подкованная московская общественность считает причинами распространения крыс очень теплую зиму, тайное (по мнению зоозащитников) истребление городскими службами бездомных кошек и собак, а также повсеместно открытые мусорные баки и забитые мусоропроводы.

Ученые пока не пришли к единому мнению о причинах роста популяции крыс. Популярна версия о том, что грызуны расплодились благодаря тому, что перезимовали практически без потерь и получили лишние теплые месяцы для активного размножения. Специалист-териолог, кандидат биологических наук Валентин Рыльников считает иначе: колебания природной температуры влияния на численность городских крыс не оказывают. В городе грызуны всегда живут рядом с человеком, в теплых подвалах и коллекторах, а потому чувствуют себя комфортно даже в суровые зимы. Причину нужно искать в чем-то другом. А чиновники вообще не замечают происходящего.

— Никаких резких скачков численности грызунов в Москве не наблюдается, дератизационные работы идут по плану, — отрапортовал «Известиям» главный санитарный врач Москвы Николай Филатов.

Высокие технологии не приживаются

Дератизационный бизнес в столице все еще ждет своих исследователей и экспертов. Данные о его объеме, распределении сфер влияния столь же таинственны, как секретные ходы его усатых подопечных.

Известно, что московскому правительству пришлось по душе оружие, придуманное в недрах засекреченных институтов. Ученые, разрабатывавшие боевые электрические заграждения, заодно создали однополярную крысоловку, которая бьет зверя в нос разрядом, когда тот принюхивается к незнакомой железной балке, лежащей на пути к пище. Эти устройства (ОЗДС — охранно-защитная дератизационная система) получили одобрение мэрии. Но ими оборудуют подвалы и мусоросборники только в части новостроек.

«НПО Санпроектмонтаж», получившее этот выгодный городской заказ, знаменито тем, что в середине 90-х избавило от крыс Кремль. Тогда цитадель державы подверглась невиданному нашествию пасюков, спешно мигрировавших с окрестностей раскопанной Манежной площади в охраняемые кремлевские подвалы. По словам замгендиректора поставщиков Кремля Владимира Тихонова, основная проблема сегодня — обслуживание уже установленных устройств. Созданные в жилых домах ТСЖ не обязаны заключать договор на обслуживание с установившей запроектированную крысобойку конторой. И спустя некоторое время сложные приборы приходят в негодность. Электрические отпугиватели дороги в установке и эксплуатации (установка системы ОЗДС стоит около 80 тыс. руб. на подъезд стандартной девятиэтажки).

Впрочем, подобные устройства численность крыс напрямую не снижают. Отпугиватели не всегда безопасны: ОЗДС, например, нельзя ставить в гаражах и других местах возможного скопления горючих смесей.

Есть еще ультразвуковые крысиные пугала. Но они вредны для человека и могут использоваться только на складах или для защиты периметров. К тому же они действуют только при отсутствии препятствий, поэтому крысы могут легко спрятаться за стеной или перегородкой.

Дешевая отрава «не забирает»

Но большинство дератизационных фирм работают с ядами (один из распространенных крысиных ядов красноречиво зовется «зоокумарин»). В Москве около 200 фирм заняты избавлением от грызунов. Большинство работают при тех или иных структурах исполнительной власти или близки Дирекциям единого заказчика. Именно они выигрывают тендеры на городской подряд по плановой обработке муниципальных учреждений и жилого фонда.

Вероятно, из-за непрекращающегося дележа рынка дератизации москвичи все чаще жалуются на грызунов в подъездах и во дворах. Это существенно расширяет рынок для предпринимателей, но борьба с крысами становится все дороже при снижении на нее расходов муниципальных служб. Как сказала Лариса Прокофьева, завотделом ГУП «Московский городской центр дезинфекции», в эфире радио «Маяк», снижение цены подрядов на дератизацию на городских аукционах доходит до 20-30% начальной стоимости. Как и чем уничтожают крыс по дешевке — установить почти невозможно. Как и проверить результативность такой работы.

Однако польза от тесной связи местных властей и крысоловов все же есть. Если вы часто видите в подъезде или во дворе крыс, необязательно сразу нанимать дератизаторов за свои деньги по объявлению в газете. Попробуйте позвонить в ДЕЗ. Если повезет — перезвонят и приедут бесплатно. А если не приедут — можно обратиться к опыту Отрадного. Ведь для каждого главы управы в Москве легко можно найти дюжину крыс — живых или мертвых.

Народные средства Европа не одобряет

За многовековую историю соседства человечество выработало простые средства борьбы с крысами. Они гораздо дешевле высокотехнологичных разработок секретных институтов. И к тому же не отягощают нервную систему граждан не всегда продуктивным общением с властями.

Извечно популярны простейшие ловушки для крыс: механические давилки, плашки и клеевые ловушки. В качестве приманки используют кусочек сыра. Кое-где в Европе механические приспособления запрещены как негуманные, поскольку зверьки, в них попавшие, долго мучаются перед смертью.

За городом для борьбы с грызунами идеально подходит кошка. Но в городе бродячие кошки практически не оказывают влияния на популяцию крыс. Оба вида конкурируют за лакомые кусочки на помойках. Излюбленное крысиное лакомство — подкормка для бродячих кошек и собак, которую добрые горожане раскладывают на газетках прямо на улице. Поскольку такой еды в Москве вдоволь — кошки и крысы друг к другу относятся равнодушно.

Что могут крысы

— переносить до 20 видов заболеваний человека, в том числе и смертельно опасных: крысиный сыпной тиф, чуму, геморрагическую лихорадку с почечным синдромом, лептоспироз

— проникать через отверстие площадью в 1,25 кв. см

— карабкаться по горизонтальным и вертикальным проводам

— прыгать с пола вертикально вверх на высоту до 1 м

— падать с высоты 15 м (пятый этаж) без серьезных повреждений

— рыть вертикальные ходы в глубину до 1,25 м

— переплывать водные преграды шириной до 800 м

— перегрызать медный кабель диаметром до 17 мм

— при полном отсутствии воды и корма жить 6 суток

Частные истории конфликтов с грызунами

«Вечером мой ребенок гулял на школьном дворе. И его в ногу укусила крыса! Помчались в Морозовскую, нас срочно госпитализировали. Сделали 7 или 8 уколов гамма-глобулина, антигистамина (ребенок аллергик). Каждые 15-20 минут в течение 2 часов. Хочу предупредить: будьте осторожны! За вечер только в это отделение поступило много детей с укусами. Врачи сами в шоке. Говорят, уколы заканчиваются, надо еще заказывать».

Форумчанка с сайта eva.ru

Как на меня охотились

«Возвращалась я домой около 12 ночи. Уже почти дошла до своего подъезда, гляжу — передо мной крыса. Стоит неподвижно и на меня смотрит. Вокруг метель, темень, только под фонарем освещенное пятно. А в нем — мы с крысой. Я налево — она налево. Я направо — она направо. Не то разойтись с ней не можем, как с людьми бывает, не то охотится на меня. Думаю, постою — она сама уйдет. И вдруг крыса как бросится ко мне! Вцепилась зубами в сапог. Я в ужасе отшвырнула ее и забежала в подъезд. Похожих случаев я знаю очень много. Теперь боюсь, что крыс истреблять начнут. А мне их жалко — наши братья, млекопитающие. И дома я раньше белых крыс держала…»

Случай на помойке

Иду недавно с сумками из продуктового магазина между мусорными контейнерами и гаражами. И вижу: две крысы, одна за другой, бегут от контейнеров к гаражам и в зубах что-то несут. А одна затормозила и на меня посмотрела! Испугалась я страшно: вдруг она продукты мои учуяла! Мне даже плохо стало. Крыса дальше побежала. А я остановилась, думаю, пусть сердце успокоится, в моем возрасте такие переживания! А как заметила у контейнеров двух кошек, сразу полегчало: наверное, кошки-то грызунов погнали. Потом гляжу, крысы возвращаются к контейнерам, а кошки ноль внимания! Кошки справа орудуют, крысы слева. Поглядывают друг на друга, но свое дело делают: шебуршат в помойке. Я разозлилась, толкнула в эту звериную идиллию кусок кирпича, который под ногами валялся. И что вы думаете? Кошки отбежали в сторону и с опаской стали на меня коситься. А крысы только чуть головами шевельнули. До дому шла, вся тряслась. Боялась, что крысы на меня со спины нападут.

«Сажусь за руль и чувствую: не один»

«Машина моя, „Опель“, „спит“ возле дома. Утром сажусь за руль — и чувствую: не один. Оглядел салон — пусто. Дай, думаю, загляну в мотор. Открываю капот и вижу: какой-то странный розовый шнур торчит. Явно посторонний. Я поднес руку, хотел его выдернуть — и тотчас на меня ощерилась крысиная морда! В ужасе захлопнул капот, вернулся в салон и решил ехать так, с крысой. На парковке возле работы снова посмотрел под капот. Крысы уже не было, ее „вытрясло“. Но она прогрызла утеплитель, начала даже делать гнездо. На стоянке поделился впечатлениями со сторожем-таджиком. А он говорит: вам еще повезло. Тут хозяин на трое суток „Мерседес“ оставил. Крыса ему всю изоляцию с контактов сожрала и крысят вывела».

Поделиться42009-09-28 14:44:14

  • Автор: Black_
  • Администратор
  • Откуда: Москва
  • Зарегистрирован: 2007-05-14
  • Приглашений: 0
  • Сообщений: 4473
  • Уважение: [+24/-0]
  • Позитив: [+23/-3]
  • Пол: Мужской

Крысы и люди

14.04.2006
текст: Руслан Искандеров, специально для Gazeta.kz

Облик данного существа у большинства людей вызывает инстинктивную неприязнь. Маленькое, юркое тельце с острой, постоянно двигающей усиками мордочкой, длинный противный хвост, черные пронзительные глазки, глядящие на вас с испугом и подозрением…
Да оно и понятно: взаимоотношения между людьми и крысами никогда не были идиллическими, а непримиримая борьба этих двух видов продолжается и сегодня.
История взаимоотношений крыс и человека насчитывает многие века. Именно они стали разносчиками блох — возбудителей пандемий чумы — «черной смерти» в древности и средние века, от которой погибло, по разным подсчетам, от 100 до 300 миллионов человек.
Исчезало население целых стран, например, в Византии население от чумы сократилось на 50 процентов. Так что крысы, без сомнения, повлияли на ход истории.
Сегодня чума, к счастью, укрощена, но крысы приспособились к новым условиям обитания и по-прежнему могут приносить людям немало неприятностей.
Грызуны могут распространять не только бубонную чуму, но и туляремию, бешенство, трихинеллез, лептоспироз, геморрагическую лихорадку с почечным синдромом и стрептобациллу.
Наличие крыс — это не только инфекционный риск, но и экономический ущерб, связанный непосредственно с потреблением крысами кормов и продуктов питания, порчей продукции.
Крысам необходимо стачивать зубы, отрастающие в год до 12 сантиметров, поэтому они грызут все, включая даже электропроводку. Что часто становится причиной короткого замыкания и даже пожара.
Огромное количество продуктов ежегодно списывается из-за ухудшения качества крысами, а также из-за наличия в них волос и остатков экскрементов этих вездесущих грызунов.
Люди давно пытались с ними бороться, но большей частью не слишком успешно. В. Гиляровский в своих воспоминаниях о старой Москве пишет, что еще издавна в лавках московских торговцев съестным принято было держать котов. «Сытые, огромные коты сидели на прилавках, но крысы обращали на них мало внимания. В надворные сараи, где хранились продукты, их не пускали после того, как одного из них в сарае ночью крысы сожрали». Эффективнее оказались собаки — фокстерьеры, однако полностью очистить амбары от крыс не смогли и они …
На крыс ставили капканы, их травили разными ядами. Они гибли тысячами, и тысячами возрождались вновь. Впрочем, за судьбу их популяции можно не беспокоиться. Они способны размножаться в геометрической прогрессии.
В год у крысы может быть пять-шесть пометов, в каждом — 7-10 крысят. Чем меньше крысят появляется на свет у одной самки, тем жизнеспособнее и крупнее ее потомство.
Но не только исключительная плодовитость помогает крысиному племени. Нобелевский лауреат, основатель новой науки — сравнительной этологии животных, Конрад Лоренц неслучайно выделил крыс в особую группу животных, отличающихся совершенно необычной формой агрессии — коллективной борьбой одного сообщества против другого. Здесь внутривидовая борьба доведена до предела, любая крыса из «чужой» стаи обречена на неизбежную гибель.
А с другой стороны, внутри своей собственной стаи у крыс царит почти полная демократия и идиллия. «Миролюбие, даже нежность, — пишет Лоренц, — которые отличают отношение млекопитающих матерей к своим детям, у крыс свойственны не только отцам, но и дедушкам, а также всевозможным дядюшкам, тетушкам, двоюродным бабушкам и т.д. Матери приносят все свои выводки в одно и то же гнездо, но серьезных схваток внутри этой гигантской семьи не бывает никогда, даже если в ней насчитывается десятки животных. Даже в волчьих стаях… звери высшего ранга едят общую добычу первыми. В крысиной стае иерархии не существует. Именно меньшие животные ведут себя наиболее свободно; большие добровольно подбирают объедки меньших».
Итак, внутри стаи — безграничная любовь, преданность и взаимоподдержка, вне стаи — беспощадная война против всех «чужаков».
Нечто вроде предельно концентрированного сицилийского преступного клана, но у крыс нет криминальных намерений — они просто хотят выжить…
Большинство биологов считает крысу самым успешным биологическим противником человека из числа теплокровных животных.
«Трудность по-настоящему успешной борьбы с крысами, — пишет Лоренц, — состоит прежде всего в том, что крыса пользуется теми же методами, что и человек: традиционной передачей опыта и его распространением внутри тесно сплоченного сообщества».
Стоит лишь нескольким животным из стаи наткнуться на приманку и не взять ее — ни один из членов стаи к ней больше не подойдет. Мало того: если первые не берут отравленную приманку, то они метят ее мочой или калом. Причем порой они специально оставляют такие метки на приманке, расположенной высоко, например, в неудобных закоулках чердака, несмотря на очевидные трудности. Безопасность стаи — высший закон.
Но что самое поразительное — знание опасности какой-либо определенной приманки передается из поколения в поколение и надолго переживает ту особь, которая первой сделала открытие! Поэтому-то борьба с крысами идет уже тысячи лет.
Крысы всеядны. Они предпочитают животную пищу, но могут питаться и растительной. Их особенно много там, где можно легко добыть корм — базы, склады, овощехранилища. При возможности выбора всегда предпочитает высококачественные продукты. Крысы — лакомки, поэтому любят сладкое — шоколад, печенье. При отсутствии качественных продуктов могут питаться отходами и даже поедать трупы животных. Ежедневная потребность пищи 15 -30 граммов, воды — 30 миллилитров. Крысы тяжело переносят голодание — без пищи погибают через 3-4 дня, без воды еще быстрее. Великолепный обмен веществ помогает крысам жить и в жаре, и в холоде, в горах и в пустыне, в сырых канализациях и на сухих чердаках.
Как считают специалисты, сегодня популяция серой крысы в Алматы колеблется от 18 до 120 тысяч особей. Ежегодно крысы в Алматы поедают до 2,5 тысячи тонн различных пищевых продуктов, и еще почти столько же портят. Поэтому борьба с крысами и мышами ежегодно является одной из главных задач городских санэпидслужб.
Крыс истребляют разными методами: с помощью отравленных приманок, различными ловушками, но основным принципом борьбы обязательно должна быть плановость и последовательность работ.
Учитывая крысиную сметливость, на всю мощь работают химики, каждый год появляются новые яды, которые крысы еще не знают и не умеют распознать. Но проходит еще немного времени — и крысы понимают, что к чему, и приманку не берут. Их популяция вновь возрастает. Если один год не проводить борьбу с крысами, их популяция может чрезвычайно резко возрасти, как в начале 90-х годов, до миллиона особей!
Борьбу с крысами ведут, как правило, два раза в год — весной и осенью. Такая операция проводилась, к примеру, осенью прошлого года, что позволило резко сократить число крыс и мышей до приемлемого уровня. Было обработано 9700 гектаров открытых площадей города и 5800 гектаров частного сектора (72 000 частных домов).
Вторую такую обработку проводят весной. Специалисты по этому делу сетуют, что многие люди недооценивают серьезного вреда, который могут принести крысы и не обращаются к ним. А технологии и препараты против крыс сегодня дорогие… Зачастую такие мероприятия проводятся от случая к случаю, что дает крысам еще один шанс — и они им, конечно, пользуются.
Многие хозяева, заметившие у себя дома крыс или мышей, предпочитают сами бороться с ними — ставят крысоловки, оставляют отравленные приманки. Но это чревато неприятными и даже трагическими последствиями: препараты против крыс очень ядовиты, обращаться с ними должны только специалисты. А то не исключено, что вместо крысы хозяевам придется оплакивать любимую кошечку…

Да и с пойманной в капкан крысой не так-то просто справиться. В груди этой хвостатой твари бьется храброе сердце. Если она встречает угрозу со стороны более крупного животного или человека, загнавшего его в угол и у нее нет больше шансов спастись от него — то крыса, как правило, идет «ва-банк».
Об этом хорошо пишет тот же Лоренц: «Подавляюще превосходящему врагу она противопоставляет смертельно — мужественную самозащиту, лучшую из всех оборон, которые бывают на свете — атаку! Кому в лицо когда-нибудь бросалась с пронзительным боевым кличем своего вида загнанная в угол серая крыса, тот поймет, что я имею в виду».
Укус крысы, как минимум — это курс прививок от бешенства, гепатита, изматывающие анализы на разные другие инфекции… Поэтому за помощью и избавлением лучше обратиться в специальный центр дезинфекции и дератизации, где сделают такую работу быстро, недорого и с гарантией. Сегодня их в Алматы много — как государственных, так и частных.
Многие такие организации «крысоловов» предлагают как разовые, так постоянные формы обслуживания. Первые выгоднее частным домовладельцам, вторые — компаниям, особенно специализирующимся на продуктах питания, имеющих продуктовые и сырьевые склады. Они-то и несут самые большие потери от крыс. Самым эффективным является годовое обслуживание объекта, которое включает ежеквартальные истребительные и профилактические работы.
Так что сказочные гаммельнские крысоловы остались не только в бабушкиных преданиях. Наоборот, вооружившись достижениями науки и техники, они продолжают и сегодня свою безнадежную войну против хвостатого соседа, который порой и согласен немного потесниться, но исчезнуть с лица земли для нашего спокойствия — никогда…

источник: zercalo3.3bb.ru

Как крыса перетаскивает яйца

Родина крыс – полуостров Малая Азия. Крысы попали во все части света на кораблях. В Европе они появились во времена крестовых походов в 11-13 веках, когда крестоносцы (рыцари из Западной Европы) возвращались из Палестины. Через короткий промежуток времени крысы распространились по всей Европе.

Являются ли крысы вредителями?

Никто не любит крыс: они весьма неприятные создания. За всю историю человечества не было такого животного, с которым бы люди не боролись повсеместно с большей яростью и усердием, чем с крысами! Две наиболее распространенные разновидности крыс – серые и черные – сумели создать отвратительную репутацию для всего семейства.

Так почему же люди сражаются с крысами? Крысы – грызуны с сильными острыми резцами, которыми они грызут различные предметы. Каждый год эти животные уничтожают миллионы тонн ценного зерна, поедают яйца, домашних и певчих птиц, портят продукты в домах и на кораблях. Множество пожаров случалось из-за перегрызенных крысами фитилей, газовых труб, электропроводки. Поврежденные ими водопроводные трубы являлись причиной затоплений в домах.

Крысы портят полы и мебель. Они могут даже прогрызть стены домов.

Влияют ли крысы на жизнь человека?

Крысы распространяют опасные заболевания для человека и домашних животных. В 14 веке в Азии и Европе была ужасная эпидемия бурбонной чумы, которую прозвали «Черная смерть». От этой болезни умерли миллионы людей, больше людей, чем за все войны в истории человечества вместе взятые!

Ее разносили крысы, которые путешествовали с торговыми судами. Болезнь переносили и блохи, которые жили на крысах.

В 1994 году чума появилась в Индии. Во время этой эпидемии также погибло огромное количество людей – не менее полумиллиона человек. «Вспышки» чумы периодически повторяются. Крысы распространяют не только чуму, но и другие опасные для человека болезни, например, тиф, бешенство и другие.

Почему человеку трудно бороться с крысами?

Крысы умеют приспосабливаться в любых условиях. Чем больше вокруг человека пищи, тем лучше живется крысам. Если для человека наступают плохие времена, крысы «заботятся» сами о себе: пожирают друг друга.

В городах крыс столько же, сколько и людей. В деревнях – по 3-4 крысы на каждого человека! Крысы могут карабкаться по стенам, зарываться в землю, жить внутри дома и на улице, в сухих и влажных местах. Крысы едят все. Они могут жить где угодно.

Крысы очень быстро размножаются. Самка может рожать по 10-14 детенышей. А те уже через 4 месяца готовы принести собственное потомство!

Так что крысы страшны и своей численностью, и своей прожорливостью. Поэтому снизить их численность пока не удается. Вот какие умные животные.

Крысы очень находчивые, сообразительные и хитрые создания.

  • Крысы перетаскивают куриные яйца в свои норы. Как они это делают? Одна крыса ложится на спину. Обхватывает лапами яйцо. Другие крысы тянут ее за хвост до своей норы.
  • Крысы добывают масло из бутылки с узким горлышком. Они опускают туда хвосты и потом облизывают их.
  • Крысы никогда не прикасаются к отравленным приманкам. Если какая-то крыса пробует отравленную приманку, остальные крысы выжидают умрет их подруга или нет.
  • Крысы никогда не идут в ловушки. Они могут обмануть самого опытного крысолова. Они четко запоминают то, чего следует опасаться.
  • Крысы отыскивают дорогу в самых запутанных лабиринтах.
  • Крысы могут обмануть самого бдительного стража и пробраться на корабль, если им вздумается попутешествовать и освоить новые земли. Крысе не составляет труда подняться на корабль и спуститься на берег по канатам, которыми корабль прикреплен к пристани.
  • Одна крыса таскала своему хозяину от соседа бумажные деньги по 10 рублей.
  • На рижском рынке откопали крысу, которая была очень-очень толстая и не могла ходить. Она занималась только тем, что рожала крысят. А вся колония крыс кормила ее.
  • Крысы-самки могут совместно растить детенышей. Матери кормят и своих, и чужих детенышей. Так что, если одна погибнет, детеныши не останутся без питания и присмотра.

Домашние декоративные крысы

Большинство видов крыс являются безвредными и интересными животными. Они стали популярными домашними животными и специально разводятся для этой цели.

Крысы – дружелюбные звери. Они могут стать абсолютно ручными. Некоторые хозяева даже вместе кушают со своими крысами за одним столом.

В отличие от мышей, крысы узнают своих хозяев и даже откликаются на клички.

У нас дома есть крыс Васька. Он очень ласковый. Любит, когда его берут на руки и чешут загривок и за ушками. Когда мы его выпускаем из клетки, он радостно мчится к нам, играет с нами, как котенок.

Когда мы уезжали в отпуск и оставляли своего Ваську у друзей, то он очень скучал, особенно первые два дня – он даже ничего не ел.

Освоение территории

Когда принесли Ваську домой, посадили его в клетку. Сутки он к ней привыкал. На следующий день выпустили из клетки. Но он оказался трусишкой. Васька боялся отойти от нее. Но любопытство брало верх. Он отбежит чуть-чуть от клетки и … деру обратно. Постепенно Васька пробирался все дальше и дальше от своего домика. А через неделю он уже бегал по всей комнате. Но за порог комнаты выбраться не решался. Подбежит к дверям, голову высунет за свою территорию, понюхает – усы в разные стороны – и … быстро-быстро бежать обратно до клетки или под диван.

Через месяц Васька стал пробираться дальше комнаты. Но только если кто-то из нее выходит, он бежит за ногами. Как только что-то его испугает, он тут же бежит обратно. Сядет за дверью и выглядывает из комнаты. Несколько месяцев прошло, пока Васька стал бегать спокойно по всей квартире.

Во время исследовательской работы я внимательно изучала и наблюдала поведение крыса и обнаружила много интересного.

Как крыс бегает

У крысы короткие передние лапы. А задние лапы – длинные. Поэтому они бегают очень смешно. Отталкиваясь задними лапами, они как будто подпрыгивают. Получается, что Васька бегает подпрыгивая.

Как крыс ест

Очень похоже на белку. Зубами берет кусочек пищи. Перекладывает в передние лапы, одновременно усаживаясь на задние лапы. И вот такая картина. Сидит Васька на задних лапах. Своими короткими лапками держит кусочек пищи. И быстро-быстро кусает передними зубами и пережевывает.

Чистоплотное животное

А как Васька намывается – можно любоваться часами. Побегает, побегает, нахватается разных запахов, сядет и начинает передними лапками сначала умывать мордочку. Да так тщательно!

Затем за ушками. Далее – брюшко: лапками почешет, почешет вдоль шерстки, потом лапки помоет, затем снова шерстку, потом лапки … и т.д. И моется сидя на задних лапках.

Затем переходит к спинке – сначала с одной стороны, затем с другой. А потом уже под хвостом и сам хвост. Вот такое чистолюбивое животное.

Прогноз погоды

Васька очень любит строить дом из газет в своей клетке. Причем, когда он из этого дома выбирается, газеты не валятся. Он даже двери в нем выгрызает. А дом Васька строит не всегда.

Если он спит распластавшись, хотя на улице метель, значит завтра потеплеет. Если Васька за ночь построит дом и спит спрятавшись в нем, обязательно похолодает, даже, если сегодня жара. Это мы наблюдаем постоянно.

Ночной житель

Да, да, да! Васька строит дома по ночам. Он вообще ночной житель. Днем спит. А как только наступает вечер, ему надо бегать, играть, общаться с нами. А ночью он постоянно шуршит, бренчит… Иногда это даже мешает спать.

Жуткий грызун

Все было бы просто замечательно, но Васька – грызун. Он постоянно что-нибудь портит: то наволочку, то простынь, то платок, то папину футболку, то удлинитель, то фишку сгрыз от настольной игры, то колпачок от флакона… А недавно у тети Лили Васька обгрыз сумку и сапог на самом видном месте. И ничего с этим не поделаешь. Хоть зубы спиливай.

Особенности строения зубов

Крысы – грызуны. Они питаются твердой пищей. Поэтому у них зубы имеют особое строение.

У крыс крупные, сильные и острые резцы. Спереди они покрыты толстым слоем эмали. Резцы постоянно растут. За год они могут отрасти на 127 миллиметров. Чтобы не погибнуть, крыса должна постоянно стачивать зубы.

Делает она это, стачивая зубы о зубы. Или крыса должна постоянно что-нибудь грызть. Поэтому она все время что-то портит.

источник: sarzoomir.com

Необычные факты о еде. Яйца

Казалось бы, что может быть привычнее яиц. Пожалуй, нет человека, который ни разу их не пробовал. О пользе яиц сказано много, мы же поговорим об интересном. Серию необычных фактов о еде на этот раз продолжают именно они – яйца. [cut]
Самое тяжёлое яйцо весило 148 граммов (средняя масса яйца около 50). Снесла это чудо-яичко кубинская курица. Внутри гигантского яйца находилось еще одно, поменьше.

Самые большие яйца — у страуса. Кстати, страусиное яйцо по сравнению с телом страуса имеет самый маленький процент веса, а вот у птички-невелички киви — как раз, наоборот. Некоторые яйца даже достигают четверти веса самой птицы.

Яйцо страуса больше куриного в 24 раза! Оно не разобьется, даже если на него встать, а если вы захотите его сварить вкрутую, вам понадобится около 2 часов.

Самым необычном считается яйцо, снесенное красноярской курицей. На скорлупе этого яйца был отчётливо виден. циферблат часов.
Для приготовления литовского свадебного торта Шакотис в тесто добавляют до 50 яиц на 1 килограмм муки.

Самая большая яичница была приготовлена в Венгрии. Блюдо состояла из 5 тысяч яиц и весило 300 кг.

В Китае яйца. подделывают. И стоимость изготовления такой подделки намного дешевле обычного куриного яйца.

Яйцо с двумя желтками не удивит никого. А вот рекорд по количеству желтков в одном курином яйце составляет 5 штук!

В среднем курица-несушка сносит около 250—300 яиц в год. Для того, чтобы снести одно яичко, ей требуется чуть более суток. Кстати, нести яйца курицы могут без участия петуха.

Нелюбовь (боязнь) к яйцам имеет своё название — овофобия. Одним из самых известных овофобов был Альфред Хичкок.

Черепашьи яйца примечательны тем, что температура их высиживания может влиять влиять на пол детенышей.

Сырое куриное яйцо в пресной воде тонет, а в соленой плавает.

Цвет скорлупы яйца зависит от породы курицы. Интересно то, что куры с белыми ушными мочками, как правило, несут белые яйца, а вот куры с красными ушами — коричневые.

Высушенные яйца (икра) морской креветки могут прекрасно сохраняться годами, но как только они попадают в воду, то «вылупливаются» уже через несколько часов.

Крысы весьма интересным способом перетаскивают куриные яйца.

Чтобы не выронить и не разбить яйцо, эти хитрые зверьки поступают следующим образом. Одна из них ложится на спину, а другая вкатывает ей яйцо на грудь, а далее картина маслом: крыса за хвост тащит подругу, сжимающую цепкими лапками яйцо.

Необычные факты о еде этим не исчерпываются. Каждый из продуктов может похвастаться набором удивительных фактов, вот только мы не всегда об этом знаем.

источник: www.povarenok.ru

Как крыса перетаскивает яйца

Крысиная цивилизация развивается быстрее человеческой.

В настоящее время ученые все чаще высказывают предположения о том, что в случае ядерной зимы, единственными теплокровными существами, которые смогут ее пережить, будут крысы.
Уже на протяжении нескольких тысячелетий люди стремятся разгадать, в чем причина такой высокой жизнестойкости данного вида млекопитающих.

1913 год, Саратов. Никому неизвестный учитель биологии Василий Брисюк решил развить дарвиновскую теорию о том, что человек произошел от обезьяны. И доказательства, и исходные факты у него имелись. Он вывел теорию, которая гласит, что во время длительного затопления обширных территорий погибли все деревья. Поскольку затопление происходило весьма медленно, то обезьяны постепенно спускались с деревьев и вынуждены были жить в воде. Но погружались они не полностью. Все это происходило на территории современной Океании. Постепенно обезьяны начали мигрировать в Австралию и Азию. При этом в процессе миграции они по-прежнему находились в воде. В итоге у них развивались органы, которые ранее были не задействованы (к примеру, стопы), но в то же время атрофировались те органы, которые оказались не нужными в новых условиях жизни (исчезли, хвост, шерсть). Вместе с тем, с целью защиты от насекомых на голове сохранилась незначительная растительность: у мужчин – борода и волосы на груди для собственной защиты во время сна, у женщин – длинные волосы для защиты себя и ребенка. Помимо этого, те или иные органы развивались по-разному, в зависимости от того, насколько быстро группы обезьян-людей добирались до континента. Как результат – появились различны виды людей и морские млекопитающие. При этом, все доказательства превращения обезьяны в человека были скрыты океанскими водами.

Вполне возможно, что теория эта так и осталась бы никому неизвестной, если бы в 1929 году ее случайно не нашел Вадим Наймам. Ему пришло в голову проверить на практике, настолько данная теория действенна. Но поскольку путь развития от обезьяны до человека происходил весьма продолжительное время, то он решил провести эксперимент на крысах, потому как эволюционные волны у них сменялись намного быстрее, чем у людей (сто лет у людей равен одному году у крыс). Цель эксперимента заключалась не столько в том, чтобы доказать теорию происхождения человека, сколько в том, чтобы доказать, что крысиная цивилизация развивается намного быстрее человеческой. Примечательно, что на проведение данных экспериментов государство даже выделило средства. И даже в годы войны лаборатория не прекращала своей деятельности, правда, ее перевели на Урал.

В экспериментальных боксах выдерживались специальные условия, а в некоторых из них – и определенный радиационный уровень. Было создано большое количество тренировочных, тестовых и прочих устройств. С крысами работали не только биологи, но и социологи и даже гипнотизеры. В данной биолаборатории пытались создать новых суперсуществ, которые были бы способны выполнять любые задания при любых условиях, при этом, не привлекая внимания противника. Но со временем, когда началась перестройка, лабораторию приказали закрыть. Видимо, посчитали, что данное направление бесперспективно. Накануне уничтожения лаборатории крысы, проделав ходы в трех боксах, совершили побег. Самое интересное заключалось в том, что ходы эти были сделаны в бетоне. Собаки след крыс брать отказывались. Вскоре поиски прекратились, возможно, начальство пришло к выводу, что на свободе крысы просто не смогут выжить. Со всех работников лаборатории была взята подписка о неразглашении.

Может быть, они и вымерли, а, возможно, живут среди нас…

В то время, пока одна часть ученых ищет доказательства того, что человечество не одиноко во вселенной, другая часть успешно доказала, что человечество уже не одиноко и на планете Земля. С началом нового века на нашей планете началось активное развитие еще одной, не менее разумной цивилизации. Ее создатели – усатые длиннохвостые существа, с которыми на протяжении многих веков человек ведет безуспешную борьбу – крысы. И нельзя исключать возможности того, что если интересы этих двух цивилизаций в один момент пересекутся, человечество может оказаться вовсе не в выигрыше…

Крысы живут на земле не одно столетие, но только сравнительно недавно в их поведении произошли существенные изменения. Ученые даже придумали новую теорию о том, что, постоянно находясь рядом с человеком, крысы постепенно переняли его черты, стали боле похожи на разумных существ. И тому есть реальные доказательства.

С каждым новым годом крысы все больше становятся похожими на человека. И сегодня ни для кого не является чем-то особенным то обстоятельство, что многие люди в качестве домашних животных держат вполне милых и добродушных крыс. К слову сказать, домашние крысы более общительны, с удовольствием идут на контакт с человеком, с интересом играют различными маленькими игрушками и даже смотрят телевизор. Но необходимо отметить, что изменились не только одомашненные крысы, но и их дикие братья по виду. Ежегодно ученые проводят эксперименты, запуская крыс в сложные лабиринты. Согласно объективным показателям, с каждым годом животные все быстрее и без видимых усилий решают логические задачи.

Гораздо лучшее представление об умственных способностях крыс дают свидетельства очевидцев. Так, к примеру, Лариса Даркова (начальник одного из московских отделений дезинфекционной службы) рассказывает о том, как на протяжении некоторого времени наблюдала за тем, как крысы воруют яйца. Для того, чтобы яйцо не разбилось, одна из крыс ложилась на спину, а остальные крысы закатывали мордочками яйцо в ложбинку на ее животе. Затем хватали эту крысу за хвост и перетаскивали в нору. Согласитесь, это уже не просто решение несложных логических задач, а умение принимать нестандартные, неожиданные решения.

Еще одним, крайне интересным доказательством схожести человека и крысы является эксперимент американских ученых из университета Боулинг-Гринса. По мнению ученых, одно из основных отличий человека от животных является его способность смеяться. Но, как оказалось, крысы также обладают такой способностью. И американские ученые доказали, что если крысу пощекотать, она начнет хохотать.

А еще в одной из российских газет недавно появилась публикация о том, что крысы умеют и плакать. Житель одного из поселков Саратовской области рассказал историю о том, что в ходе ремонта в доме было обнаружено гнездо с маленькими крысятами. Их в тот же день утопили в реке. А утром следующего дня людей разбудил громкий плач. Когда выглянули в окно, то увидели серую крысу больших размеров, которая рыдала, обхватив голову лапками…

Ученые утверждают, что крысы не только догнали человечество в его развитии, но в некоторых аспектах существенно его обогнали. Популяции крыс имеют полевой коллективный разум, который управляет всеми действиями животных. Благодаря нему все крысы, которые находятся в одном населенном пункте, практически одновременно узнают о появлении нового вида ловушек. Тот же коллективный разум заставляет крыс становиться фактически смертниками, пробуя отравленную пищу. Вполне возможно, что коллективным разумом объясняется и сверхъестественная интуиция, которая помогает животным вовремя покинуть опасное место и избежать смерти.
Но необходимо отметить, что в некоторых случаях человек не сможет соперничать с крысами. Так, к примеру, эти длиннохвостые серые существа отлично себя чувствуют и размножаются при температуре от минус 18-20 градусов до плюс сорока.

Кроме того, популяции крыс с большим удовольствием строят гнезда и выращивают потомство в стекловате – материале, который является экологически опасным для человека. Да что там стекловата! Крысы легко переносят большие дозы радиации.

На одном из тихоокеанских островов французские военные создали секретный атомный полигон, на котором на протяжении нескольких лет проводили ядерные испытания. Спустя пять лет после завершения испытаний на острове появились биологи, которые обнаружили, что излучение от продуктов распада просто зашкаливало. Радионуклиды содержались не только в растительности, но и в почве и даже в рыбе. И только крысы чувствовали себя вполне комфортно. Буквально весь остров был заполнен ими. Причем, это были не жалкие генетические уродцы, а сильны и живучие особи.

Чем объяснить столь стремительное развитие популяции крыс? Однозначного ответа на этот вопрос не существует, есть только предположения. Некоторые утверждают, что эксперименты, начатые в 1929 году на Урале, продолжаются до настоящего времени. И кто знает, чем они могут закончиться, если уже сейчас крысы, обладая коллективным разумом, живучестью и интуицией успешно противостоят человеку в его стремлении выжить их из городов. А если к диким животным присоединятся их цивилизованные собратья, выращенные в секретных биологических лабораториях и обладающие невероятными сверхспособностями.


Источник

источник: gorini44.livejournal.com

Глава 5. И числом и уменьем

Существуют две экологические формы серой крысы. К первой относятся типичные синантропные грызуны. Как и домовые мыши, в северных районах они живут в постройках человека круглый год, а в средней полосе и на юге — часть года. Вторая — так называемые дикие крысы, постоянно обитающие в природе вне связи с жильем человека. Такие пасюки населяют места, где климатические условия позволяют им добывать пищу в природе в течение всего года. Каждая из этих форм имеет свою специфику. Синантропные крысы, защищенные от неблагоприятных погодных условий, на постоянных и часто обильных кормах могут давать потомство в течение всего года. У крыс из природных популяций сезонность в размножении выражена четко. Продолжительность жизни у них также различна — в природе она почти вдвое короче. Относительно суровые условия жизни сказываются и на внешнем виде «диких» крыс — они обычно менее упитаны и значительно мельче, чем синантропные.
В каких же конкретно местах обитают представители каждой из экологических форм? Говоря о крысах, видимо, легче назвать места, где их не бывает. Но все же упомянем, что в загородной местности они предпочитают селиться в жилых домах и сараях с домашней живностью, в различных хранилищах — зерна, овощей, другой сельскохозяйственной продукции, на фермах, в магазинах, столовых. В городах к атому перечню добавляются многоэтажные жилые дома, особенно подвалы их, предприятия пищевой промышленности. Можно встретить пасюков и в совсем, казалось бы, неподходящих помещениях. Например, их отлавливали на складе готовой продукции завода металлоизделий, в котельной, цехе завода сантехнического оборудования, на фармацевтической фабрике и т. п. Поселения крыс есть в системе городской канализации, в шахтах. Не избежал заселения ими и метрополитен. Нередки встречи с крысами и в открытых стациях города: в садах, парках, возле водоемов, на полях фильтрации, на свалках и т. п. При этом пасюки постоянно находят для себя новые места. Сравнительно недавно в Москве на прудах стали зимовать кряквы. Горожане подкармливают птиц, помогая им пережить бескормицу. Этим не замедлили воспользоваться серые крысы. По наблюдениям Е. В. Карасевой, неподалеку от одного из прудов в Измайлове, на котором зимуют утки, стали круглогодично жить и пасюки, питаясь вместе с кряквами подношениями москвичей. В Риге, например, тоже есть постоянные поселения крыс по берегам каналов в самом центре города.
У диких крыс нет такого разнообразия в местах обитания. Они поселяются неподалеку на берегах рек, ручьев, озер, каналов. Пасюки влаголюбивы, им недостаточно воды, которую они получают с пищей. Именно это и удерживает их вблизи водоемов.
Примечательно, что каждая из экологических форм серой крысы может при соответствующих условиях перейти в другую. На рисовых полях Кубани отмечены синантропные крысы, которые перестали возвращаться на зиму в постройки человека. Переселившись на поля, они нашли для себя весьма подходящие условия: риса, оставшегося после сбора урожая, им вполне хватает на всю зиму. В другое время года они кормятся семенами дикорастущих злаков, беспозвоночными, рыбой, лягушками, вылавливая их в каналах и рисовых чеках, а в неплотно слежавшихся пластах земли устраивают удобные зимние норы. У таких крыс возникли и типичные признаки дикоживущих пасюков. Приходилось наблюдать и обратный процесс. Если в местах обитания диких крыс появляются люди (туристы, геологи) и устраивают хотя бы временное жилье, то пасюки не заставляют себя долго ждать. Они являются как хозяева, знакомятся с гостями и состоянием их запасов, а затем остаются поблизости от палаток, домиков до тех пор, пока их не покинут люди и, естественно, не исчезнет неожиданный источник дополнительного питания.
Серые крысы — территориальные животные. В течение продолжительного времени, до года и более, они могут жить на сравнительно небольшой площади в 40—100 кв. м, совершая в случае нужды выходы на более отдаленные участки — до нескольких километров, с последующим возвращением. Территория может быть занята крысой-одиночкой, но чаще зверьки живут группами по 5—15 особей. На ней находятся убежища, места кормежек, тропы, их соединяющие. Участки обитания самой разнообразной конфигурации в зависимости от того, в каком помещении они находятся. Например, на свиноферме участки крыс имеют вытянутую форму, поскольку располагаются вдоль станков, где содержатся свиньи.
Приглядевшись повнимательнее к почве на участке, где живут крысы, иногда можно заметить натоптанные ими дорожки. Если зверьки обитают на берегу водоема, тропинки идут возле самой воды. О присутствии пасюков удается иногда судить и по остаткам их жертв — лягушек, рыб, моллюсков, лежащих неподалеку от тропинок. Однажды в Кызыл-Агачском заповеднике в Азербайджане мы обнаружили нору под кустом на берегу отводного канала, а вблизи нее холмик из пустых раковин моллюсков. Долго ломали голову, гадая, чья это работа. Ответ получили, поставив ловушку,— крупный пасюк.
Участок обитания серых крыс — это не только поверхность земли или пола и нижний ярус — подземные убежища и переходы между ними. Участок включает и верхний ярус. Например, в свинарнике в пространство, занимаемое крысами, придется включить и кормушки свиней, в которых кормятся пасюки, перегородки между станками, где зверьки, особенно молодые, довольно ловко лазают; в складском помещении — штабеля мешков с кормом, в кормокухне — агрегаты, с помощью которых свиньям приготовляют пищу, на них пасюки легко забираются. Зоологам удавалось обнаруживать гнезда серых крыс под самой крышей свинарника, на верхнем стеллаже в птичнике, где гнездо с крысятами было как бы втиснуто между двумя клетками с курами. В природных условиях пасюки также могут поселяться на верхних ярусах, когда их вынуждают к этому обстоятельства. Например, есть сообщения о гнездах, найденных во время половодья в дуплах деревьев, а там, где дуплистых деревьев не было, пасюки делали гнезда из веточек и стеблей растений, подвешивая их в развилках сучьев на небольшой высоте над водой.
На хорошо освоенной части территории, а также на знакомых протоптанных дорожках скорость перемещения крыс обычно весьма высокая — около 80 м/мин. Испугавшись, крыса переходит с рыси или галопа на рикошетирующие прыжки, тогда ее передвижение чем-то напоминает бег тушканчика или кенгуру. На незнакомом участке, который зверек только начал осваивать, или на периферии своей собственной территории крыса движется раз в двадцать медленнее. Если крыса передвигается по незнакомой территории, не осваивая ее, а направляется в какое-то место, скорость гораздо выше. Замерить ее удалось, прослеживая за пасюком с помощью прикрепленного на нем радиопередатчика — она оказалась равна 8— 30 м/мин.
Пасюки — неплохие прыгуны в высоту и длину. Они легко перепрыгивают канавы шириной более 0,5 м. С одним из авторов был такой случай. Проводилось тестирование крыс на «смышленость» по методике американского психолога Ло Сенг Цая. Зверек должен был прыгнуть с подвесной полки в одну из трех дверей, из которых две — с одинаковыми рисунками — заперты, а третья — с иным рисунком — открывается свободно при прыжке животного и ведет к кормушке. Экспериментатор, посадив одну из крыс на полку, отодвинутую от дверей на 0,5 м, отошел назад, за полку. Вместо того чтобы выбирать, куда следует прыгнуть — в какую из дверей, зверек начал бегать по полке, примериваясь, как бы с нее удрать. Но установка для опытов располагалась на достаточном удалении от остальных предметов в лаборатории и от пола. Единственным «предметом», который находился поблизости от крысы, был сам наблюдатель. Повернувшись к нему, крыса несколько секунд двигала головой, ловя «предмет» в зону лучшего видения и вдруг, сильно оттолкнувшись от полки задними конечностями, прыгнула прямо человеку на плечо. Это была слишком большая неожиданность! Придя в себя и поймав животное, уже начавшее спускаться с плеча на пол, наблюдатель, у которого все же возобладал дух исследователя в такой необычной ситуации, измерил расстояние от полки, где сидела крыса, до места, где стоял он сам. Оказалось, что пасюк прыгнул в длину на 120 см! При этом полка располагалась даже немного ниже уровня плеча человека, т. е. зверек прыгал не только вперед, но и вверх. Есть данные о том, что пасюк может прыгнуть в высоту на 76 см. По нашим наблюдениям, преграду в 70 см (стену «открытого поля») серые крысы, даже родившиеся в лаборатории, преодолевают без особого труда. Вероятно, в экстремальных ситуациях прыжки в высоту у пасюков могут быть еще выше.
Серые крысы, обитающие возле водоемов, нередко ве-Дут полуводный образ жизни — они переплывают с одного берега на другой, ходят в поисках пищи по мелководью, ныряют за ней в глубину. Описывая таких крыс, Б. М. Житков упоминает о том, что, спасаясь, например, от собак, они прыгают в воду и ныряют. Выше мы упоминали о пасюках, живущих по берегам каналов в центре Риги. Питаются такие «земноводные» крысы тем, что удается найти возле жилья человека, а также водными моллюсками. Охота происходит следующим образом. Крыса бежит к воде, прыгает и некоторое время плавает, затем ныряет. Цепляясь коготками за неровности дна, камни, двигаясь даже против течения, находит моллюска — лужанку, изредка перловицу или беззубку, выносит на берег и поедает.
С. А. Хамаганов, собравший большой материал по экологии серой крысы в Сибири и на Дальнем Востоке, проделал однажды такой опыт. На середину протоки шириной около 200 м вывез в лодке трех крыс и выпустил их в воду. Зверьки сначала плавали вокруг лодки, но после того, как она стала удаляться, направились к берегу и уже через 5—7 мин были на суше. Этот же зоолог наблюдал, как ведет себя пасюк в воде, когда замечает преследователя. Он ныряет и резко под прямым углом меняет под водой направление движения, уходя в сторону. Были проведены специальные лабораторные опыты по выявлению степени выносливости крыс при нахождении в воде. Они показали, что при температуре воды +26° зверьки могут держаться на поверхности 12 часов!
Свою способность плавать, нырять и вообще смело идти в воду пасюки проявляют в совсем уже необычных ситуациях. Вот о каких двух случаях мы узнали от очевидцев в Калининграде. В квартире, расположенной на втором этаже старого дома, стала появляться серая крыса. Как она проникала туда, для хозяев долго оставалось загадкой — ходы-выходы, мало-мальски пригодные для крыс, были давно заделаны. Однажды все раскрылось. Войдя как-то в туалет, хозяин увидел крысу, сидевшую на краю унитаза. При виде человека она юркнула в воду. Оказалось, что животное проникало в квартиру по канализационной трубе, поднимаясь с первого этажа. Добравшись до отводной трубы, крыса переходила в нее, затем ныряла в трубу сифона и оказывалась в квартире. Когда во время очередного визита унитаз сверху закрыли и затем спугнули крысу, она вбежав в помещение санузла и оказавшись в ловушке, заметалась по маленькому помещению, прыгнула на край ванны и затем вниз, стала пытаться протиснуться в сливное отверстие. Остается только гадать, как пасюк смог освоить этот удивительный способ проникновения в квартиру. Возможно, в то время, когда сифон унитаза не был заполнен водой.
Второй случай, иллюстрирующий отношение серых крыс к воде, произошел на глазах санитарных врачей. Они проверяли состояние канализационной системы на одном из предприятий города. Когда открыли один из колодцев, в глубине которого изливался из широкой трубы сильный поток воды, увидели нескольких крыс. Одна за другой они спрыгнули на поверхность мощной струи и быстро добежали по воде в глубь трубы навстречу стремительно мчавшемуся потоку.
По способности к лазанию серая крыса хотя и уступает черной, но все же довольно ловко забирается по стволам деревьев в дупла и даже может лазать по шесту. Видели крыс, передвигавшихся по тонким горизонтальным трубам, по натянутой проволоке. Наблюдали однажды, как пасюк, застигнутый на столе, стоявшем в кухне возле окна, выбирался из помещения. Он с разбега вбежал по оконному стеклу и зацепился лапами за край открытой форточки, откуда благополучно спрыгнул на землю под окном.
Обживая подземное пространство, крысы могут прокапывать ходы на многие десятки метров, иногда в достаточно твердом грунте. Зверьки роют землю очень быстро передними лапами, затем ударами одной или двух передних же лап отбрасывают ее под живот, а затем проталкивают землю дальше, действуя уже задними конечностями. Прокопав ход, равный собственной длине, крыса поворачивается и выталкивает грунт на поверхность передними лапами и головой. За ночь в результате интенсивного рытья нор пасюк может вытолкнуть на поверхность до 3—4 ведер земли, шлака, щебня.
В природе, вдали от жилья, в сельскохозяйственных угодьях, а иногда и в городе можно обнаружить норы, вырытые пасюками в береговых откосах, насыпях. Иногда это чужие обиталища — крысы поселяются там, съев хозяев и немного приспособив их в соответствии со своими вкусами. Например, на Украине, на крутых берегах реки Псел пасюки занимают норы береговых ласточек, истребляя яйца, птенцов, а иногда и взрослых птиц. Нору ласточки крыса расширяет, удлиняет, натаскивает подстилочный материал. Однажды была раскопана нора пасюка, в которой прежде обитала полевка. Остались старые полевочьи ходы, гораздо более узкие, чем крысиные, и камера с корешками растений — запасами, собранными прежней хозяйкой.

Рис. 5. Норы серых крыс

Устройство нор у серых крыс зависит от конкретных условий: состояния и плотности почвы, микрорельефа, растительного покрова, а также от деятельности человека в этом месте. Оказалось, что крысы устраивают норы весьма различные по сложности. Есть простые — бескамерные. Такая нора представляет собой ход, прямой или разветвленный, протяженность его может быть небольшой, 30— 40 см, но иногда гораздо длиннее — до 10 м и более. В таких ходах крысы отсиживаются в момент опасности или уносят корм и поедают его там почти в полной безопасности. Более сложная нора — с одной или несколькими камерами. В таких норах самки обычно рождают и выкармливают потомство, туда же они затаскивают корм. Специальных камер для хранения запасов пасюки не устраивают.
Там, где крыс много и они живут на одних и тех же местах из года в год, норы их имеют гораздо более сложное устройство. Это настоящие лабиринты, длина которых достигает 35 м, глубина — до 80—120 см, причем ходы и камеры располагаются в два-три яруса. Входов в подобные поселения бывает до нескольких десятков, по десятку и более камер, часть из которых пустые, а часть с гнездами. В одной такой норе было добыто 48 крыс, из них восемь взрослых — два самца и шесть кормящих самок, три выводка — 25 еще слепых крысят и 15 подросших неполовозрелых зверьков. В другой подобной норе оказалось 32 крысы.
Однако рытье нор и устройство гнездовых камер необязательны для серых крыс. Например, в многоэтажном городском доме было обнаружено гнездо со слепыми крысятами, располагавшееся совершенно открыто неподалеку от мусороприсмной камеры. Находили гнезда крыс на кучах хлама, тряпья, слежавшегося мусора. Но все же чаще пасюки устраивают гнезда в укрытиях. В городских и сельских домах — внутри мягких предметов, в постелях, мягкой мебели, на складах — среди штабелей мешков с комбикормом, мукой, зерном, а то и внутри мешков. В животноводческих помещениях крысы делают гнезда в стенных переборках, в пустой таре, под полами, в бездействующих кормовых корытцах и даже под крышей. Обнаруживали гнезда, причем с живыми упитанными крысятами, казалось бы, в совсем уж неподходящих местах, например внутри замороженных мясных туш в промышленных морозильных камерах, в термоизоляционной прокладке парового котла, где температура держалась на уровне +40—50°.
Крысы, постоянно обитающие в природе, не уступают своим синантропным сородичам в пластичности при устройстве гнезд. Они поселяются не только в норах, своих и чужих, но и в пустотах между корнями деревьев, в дуплах, делают висячие гнезда. Для их устройства могут использовать самые разнообразные материалы. В природе попадаются гнезда крыс, сделанные из травинок, листьев, перьев, в сельскохозяйственных угодьях — из соломы, стеблей культурных растений. Вблизи жилья человека и в самом жилье на гнездовую подстилку идут пакля, веревки, нитки, бумага, опилки, стружки, полиэтиленовая пленка, толь, шлак, прессованный торф, войлок, перья, волосы, шерсть животных и другие мало-мальски подходящие материалы. Необычно выглядели гнезда в мороженых тушах. Здесь, казалось бы, начисто отсутствует то, из чего можно соорудить гнездо. Но крысы все же вышли из затруднительного положения: они отрывали от мяса пленки и сухожилия, отгрызали веревки от бирок, отыскивали случайно попавшие в холодильник клочки бумаги — и все это шло в дело.
Добывая пищу, серые крысы иногда проявляют такую изобретательность и ловкость, так точно приспосабливают свое поведение к особенностям обстановки и конкретной ситуации, что остается только удивляться. Поэтому о способностях крыс, которые они демонстрируют, добираясь до съестного или переправляя найденное в свое убежище, ходят легенды. Многие слышали, наверное, истории о том, как пасюки воруют куриные яйца. Согласно одной из них, крысы проводят такую операцию вдвоем — одна ложится на спину и прижимает яйцо к себе лапами, другая тащит ее за хвост к норе. Однако смоделировать подобную ситуацию на крысах в условиях лаборатории никто из ученых не смог. Например, Ф. Штейнингер, известный специалист в деле изучения этих животных, считает такие рассказы недостоверными. Другой большой знаток поведения крыс — С. Барнетт полагает, что отвергать полностью эту легенду нельзя, такой трюк случайно мог иметь место. Но в то же время он отказывает крысам в способности совместно действовать при добывании пищи. Свое мнение он аргументирует следующим наблюдением. Три крысы обнаружили в районе гнезда большой кусок печенки весом около 450 г и начали тащить его одновременно, но, увы, в разные стороны. Мы также с большой долей скептицизма относимся к этой истории. Для этого есть все основания. Во-первых, никто из специалистов ни в природе, ни в экспериментальной ситуации не наблюдал случаев объединения крыс для получения какого-то полезного результата; во-вторых, крысы прекрасно справляются с перемещением яиц и в одиночку, что наблюдали не раз и даже засияли на пленку.
Как пасюки добывают яйца, наблюдал В. Г. Лялин. Он подметил, что животные меняют тактику в зависимости от конкретных условий. Если гнездо с яйцами находится на полу, зверьки просто выкатывают их, действуя лапами и концом морды, и затем катят в нору. Когда яйца лежат в подвешенных гнездах, крысы выталкивают их головой и потом съедают на полу под гнездом. Если же вытолкнуть не удается, уничтожают яйца прямо в гнезде. При этом крыса держит яйцо вертикально и прогрызает в нем сверху дыру, затем засовывает туда морду и выпивает содержимое. Кроме перекатывания яиц, наблюдали и другой способ транспортировки — крыса зажимает яйцо передними лапами и зубами и передвигается, прыгая на задних лапах.
Чтобы представить себе, насколько разнообразны и сложны должны быть взаимосвязи пасюков с окружающей средой в сфере питания, можно просто перечислить набор их кормов. Зверьки, обитающие возле воды, кормятся тем, что найдут на берегу, сами ловят водных и наземных насекомых, моллюсков, раков, лягушек, таскают рыбу из сетей, поедают мелких грызунов и их детенышей, птенцов и яйца птиц, а также корни, стебли, листья, цветы и плоды различных водных и наземных растений.
Один из авторов книги обнаружил, например, в норе пасюка, раскопанной на поле в Добруджи [Румыния], более 40 черепов и шкурок Mesocricetus newtoni — среднего по размерам хомяка, типичного обитателя тех мест.
Однако увидеть, как крыса в природе добывает себе пропитание, мало кому удавалось. Тем более ценными являются единичные наблюдения, описанные в научной литературе. Так, видели, как крыса перетаскивала убитую крякву. Если на пути передвижения встречалось препятствие, она затаскивала добычу на него, а затем опускала вниз. У норы она сначала пыталась затолкать внутрь принесенную добычу, а когда это не удалось, проникла в нору через другой вход и затащила утку изнутри. Мы уже упоминали о плавающих и ныряющих за моллюсками пасюках, обитающих в парках Риги. Интересно, как зверьки расправлялись с такой добычей — у двустворчатых с крепкой раковиной моллюсков они научились перегрызать связку, соединяющую обе створки на спинной стороне ракушки, и легко добирались до нежного мяса. По отношению к лужанке — брюхоногому моллюску — тактика выработалась другая, но тоже основанная на знании наиболее слабого места раковины — вершины ее свода. Эти крысы настолько освоили промысел моллюсков, что не оставляли своего занятия и зимой, ныряя за ними прямо в полыньи.
Описание охоты пасюков на лягушек дал зоолог И. Р. Мерзликин. В одном из рыбоводных прудов после сброса воды остался небольшой водоем глубиной около 40 см. В нем скопилось множество мелких прудовых и озерных лягушек. Этим не замедлили воспользоваться крысы, обитавшие неподалеку. Несколько зверьков вырыли норы на берегу водоема и принялись охотиться на лягушек. Активны они были днем и в сумерки, поэтому процесс охоты удалось хорошо рассмотреть. Крыса заходила в воду по брюхо и, двигаясь вдоль берега по мелководью, ощупывала дно передними лапами. Обнаружив лягушку, она быстро погружала голову в воду и пыталась ее схватить. Если это удавалось, вытаскивала добычу па берег и несла к так называемому кормовому столику — углублению в почве неподалеку от воды, где и поедала ее. Три крысы, поселившиеся возле пруда, ловили лягушек в количестве, намного превышавшем их потребности. На пяти столиках были найдены остатки 194 особей. Чтобы определить, за какое время пасюки могли наловить такое количество земноводных, все остатки убрали. Уже на второй день там лежали 64 лягушки, а на следующий день появилось еще 24. После заморозков, когда амфибии зарывались в ил в глубокой части водоема, крысы изменили тактику охоты — стали нырять за добычей.
Обитая в постройках человека, пасюки проявляют еще больше ловкости и находчивости, добираясь до пищи. На зерновых, продуктовых складах они питаются любыми продуктами, к которым им удается найти путь: прогрызают коробки и мешки, взбираются на стеллажи. Если крысам перекрывают привычный путь к пище, они быстро изыскивают способы добраться до нее иначе. Д. С. Айзенштадт описывает такой случай, произошедший во время войны. Необходимо было оградить продовольственные склады от крыс, сильно размножившихся в окрестностях. Их было столько, что можно было ловить зверьков, ставя капканы даже без приманки. Склады окопали канавой глубиной 80 см и шириной 50 см с ловчими ямами. Для крыс она не стала препятствием — они по-прежнему появлялись на складах. Чтобы пасюки не могли влезть на стеллажи с продуктами, на ножки их были надеты специальные воронки. Это преградило путь крысам. Но вскоре они нашли новый — стали залезать на крышу и уже оттуда, пробравшись через найденные в ней отверстия, стали прыгать прямо на стеллажи.
Пасюки, обитающие в шахтах, покушаются на завтраки, которые берут с собой шахтеры. Как это происходит, мы узнали от специалистов, организующих борьбу с крысами под землей. Чтобы уберечь завтраки от вездесущих крыс, приходится подвешивать свертки с пищей к потолку. Пытаясь добраться до них, крысы забираются по стене чуть выше того уровня, на котором висят свертки, сильно оттолкнувшись, прыгают и цепляются за пакет или сумку, затем перегрызают шнурок и вместе со своей добычей падают на пол.
Еще об одном, совсем уж удивительном способе добывания пищи нам рассказали на проходившей осенью 1987 г. Всесоюзной школе, посвященной методам изучения серой крысы. Речь идет о пасюках, научившихся доставать жидкую пищу из бутылок при помощи собственного хвоста. Если говорить откровенно, мы слышали об этом и раньше, но сильно сомневались в достоверности таких историй. Но среди участников школы нашлись два специалиста, зоолог и врач, которые независимо друг от друга проследили за поведением таких крыс. В первом случае наблюдение было сделано в Красноярском крае О. А. Евдокимовой и ее коллегами: в застекленном ларьке, закрытом на обеденный перерыв, они увидели серую крысу. Зверек сидел на краю ящика с бутылками кефира, опуская хвост в ближайшую к нему бутылку, и, вынув его, одним быстрым движением проводил ртом по хвосту, держа его передними лапами. Потом крыса снова опускала хвост в бутылку и опять проводила по нему ртом. Эти действия она выполняла быстро, в одинаковой манере, и уровень кефира уменьшался буквально на глазах. При этом пасюк совершенно не реагировал на людей, наблюдавших за ним через стекло, не обращал внимания на стук, когда они начали стучать в стекло, пытаясь прогнать его.
Второй случай — о нем рассказала врач Е. П. Селькова — произошел на одном из старых молочных заводов Риги. Здесь по утрам стали обнаруживать ящики с кефиром, приготовленные к отправке, в которых часть бутылок оказывалась со снятыми крышками и неполными. Было организовано ночное дежурство в цехе, где стояла готовая к отправке продукция. Дежурные увидели примерно ту же картину, которую мы только что описали: виновниками оказались несколько крыс, пробравшихся в цех и освоивших этот необычный способ добывания пищи.
В животноводческих хозяйствах пасюки не только поедают корма, предназначенные для сельскохозяйственных животных, яйца домашней птицы, но и хищничают — нападают на молодняк: поросят, крольчат, цыплят, у малоподвижных сальных свиней могут выгрызать в слое жира глубокие выемки, а у взрослых кроликов в клетках — задние лапы, подбираясь к ним через сетчатый пол.
Пасюки, живущие в природе, сезонных запасов корма не делают. При раскопке их нор ни разу не были обнаружены камеры, выполняющие функцию кладовых, которые всегда имеются в норах других видов грызунов, делающих основательные заготовки на зиму. Но все же в норах серых крыс встречалось по нескольку килограммов однотипных кормов, например в одной норе было найдено 5,4 кг зерен кукурузы, в другой — корнеплоды общим весом 3,9 кг. А вот пасюки, обитающие в непосредственной близости от человека, а то и в его жилище, иногда накапливают ощутимые запасы украденных у него продуктов. Так, при раскопке нор и других убежищ серых крыс приходилось извлекать оттуда до 4—6 ведер картошки, по 12—25 кг моркови, от 5 до 38 куриных яиц и даже 3 кг пельменей. Однажды пасюки сумели за короткий срок перетащить в подпол около 600 грецких орехов и 2 ведра косточек от абрикосов.
Стала свидетелем воровских действий пасюков и одна из авторов настоящей книги. На дачном участке вблизи Москвы крупная крыса прыгнула на стул, а затем на стол, стоявший под деревом. После ухода гостей на столе остались остатки угощения, которые не успели убрать. Крыса стала бегать челноком между столом и домом, под которым у нее была нора, всякий раз утаскивая кусок со стола. У наблюдателя хватило выдержки дождаться финала — буквально все съестное, что лежало на тарелках, перекочевало в крысиную нору, остались только крошки. В другой раз на этом же участке пришлось наблюдать крысу, перетаскивавшую селедку. Пасюк волочил ее по земле, ухватив зубами за голову. Как вскоре выяснилось, рыбина оказалась последней из тех нескольких килограммов, что были положены на хранение в трехлитровую банку. Банка стояла в кухне, была прикрыта крышкой, предусмотрительно прижатой сверху еще и камнем.
Одна из главных причин, позволивших синантропным грызунам выдвинуться в первую шеренгу наших врагов среди животных,— их большая плодовитость и быстрое созревание. Самка серой крысы, например, при благоприятных условиях может принести за год до 8 пометов (чаще до 3). В каждом выводке бывает 8—10 крысят, не приходилось обнаруживать и более многочисленные выводки — по 17 и даже 25 детенышей! Учитывая, что молодые пасюки к трехмесячному возрасту способны сами приносить потомство, легко представить, какими полчищами грызунов может окружить нас всего одна самка се рой крысы. К счастью, на плодовитость и выживаемость серых крыс влияет множество факторов: климатических, погодных, защитно-кормовых и пр. Важную роль в сдерживании численности играют и усилия человека в борьбе с грызунами.
В ожидании рождения детенышей самка крысы активизирует свою деятельность по благоустройству гнезда — расширяет, если требуется, нору, собирает и затаскивает туда дополнительный гнездовой материал. Как и мышата, крысята рождаются голыми, слепыми, с закрытыми ушными раковинами. Первое время самка находится с ними почти круглые сутки — кормит, вылизывает, согревает и лишь ненадолго отлучается на кормежку и водопой. Выходя из гнезда, она подгребает подстилку, набрасывает ее на детенышей. Такое поведение имеет определенный биологический смысл — крысята, обладающие несовершенной пока терморегуляцией, меньше охлаждаются.
Еще до прозревания, в 8—10-дневном возрасте, они начинают пробовать твердую пищу, которую приносит самка. Первое время малыши тащат в рот что попало — не только корм, но и подстилочный материал, экскременты и лишь постепенно начинают узнавать пищу. После прозревания активность их в гнезде сразу возрастает, они начинают все обследовать, пытаются играть, иногда выходят вслед за матерью наружу. Но регулярные выходы из гнезда начинаются попозже, в 19—25-дневном возрасте.
Продолжительность жизни пасюков относительно невелика. Как и у других животных, она зависит от конкретных условий существования. Крысы из природных популяций не выживают более 1,5 лет. Сказываются неблагоприятные погодные условия, неустойчивая кормовая база, влияние хищников и пр. Пасюки, обитающие под «защитой» человека, живут дольше — встречаются зверьки в возрасте 2 и даже 2,5 лет. В условиях вольерного или клеточного содержания отдельные особи выживают еще дольше — по 3—4 года. Но внешний вид и поведение таких животных свидетельствуют о том, что зверьки находятся на пределе жизни — у них тусклая редкая шерсть, нередки различные новообразования на теле, активность сильно снижена, они занимают последние места в иерархической структуре группировки.
Черные крысы в отличие от серых более теплолюбивы и в естественных условиях живут преимущественно в тропической и субтропической зоне. В остальных же местах они обитают в постройках человека и только в теплое время года могут из них выселяться в природу. Мы находим описание жизни диких черных крыс, в основном у авторов, наблюдавших за их популяциями в ряде стран Юго-Восточной Азии, Южной Америки, на юге Европы и островах Тихого и Атлантического океанов.
У нас в стране «дикие» черные крысы живут в Закавказье. Обычно они держатся в зарослях кустарников или широколиственных лесов, во фруктовых садах в Абхазии и Аджарии мы ловим зверьков в парках, зарослях ежевики и бамбука и под фруктовыми деревьями. На Корсике, например, они живут по долинам ручьев и речек, не избегая сырых и заболоченных территорий.
Особенно часто упоминаются черные крысы в связи с их обитанием на плантациях сельскохозяйственных культур. В Индии и на Филиппинах они вредят посадкам риса, проса, пшеницы и кукурузы, да и у нас в Закавказье отмечено, что они уничтожают початки кукурузы и повреждают цитрусовые. А в Шри-Ланке, на Ямайке, Филиппинах крысы облюбовали кокосовые плантации, причем используют орехи не только для еды, но и, выгрызая мякоть, устраивают в них гнезда. Черные крысы в отличие от серых замечательные древолазы. Они не роют норы, предпочитая делать гнезда в дуплах, сплетениях веток и корней кустарников и деревьев, среди лиан, в чайных кустах, завалах хвороста.
В более суровых северных условиях эти зверьки могут обитать зимой только в домах, где поддерживается постоянно плюсовая температура. Умение хорошо лазать помогает им осваивать верхние ярусы построек. Обычно они обитают на чердаках, в птичниках, крольчатниках, свинарниках. Нередко гнезда черных крыс можно найти в щелях между балками, под крышей между стропилами, на значительной высоте от пола: эти грызуны полностью оправдывают свое название «кровельных» крыс. А вот второе их название — «корабельные крысы» знают не все. Обитающие на морских судах крысы чаще всего принадлежат именно к этому виду. Приспособленные к лазанию, юркие и умеющие легко прыгать, они нашли благоприятные условия на водном транспорте. Обычно зверьки живут там между переборками, за обшивкой, в подволоках, двигаются по воздуховодам, кабелям и лифтовым камерам как в вертикальном, так и горизонтальном направлении, забираясь во все уголки судна. Крысы могут легко перемещаться даже по потолку вниз головой, держась за провода. Обычно попадают они на судно с грузами или по швартовым канатам и трапам. Нередки случаи, когда при швартовках судов и во время погрузочно-разгрузочных работ они перебегают с одного судна на другое. Мы находили их в каютах, и в мастерских, и в бухтах канатов, а однажды даже в сундучке с инструментами, некоторое время стоявшем незапертым на складе. На рыбопромысловых судах крыс чаще всего можно отловить в рыбцехах, камбузах и трюмах с рыбной мукой.
Как дикие, так и синантропные черные крысы размножаются менее интенсивно, чем пасюки, и на их размножение большое влияние оказывают температурные условия. Казалось бы, что они могут размножаться круглый год: даже отмечено, что самки с эмбрионами или молодые зверьки встречаются в любое время года. Анализ большого материала показал, что наибольшая интенсивность размножения приходится все же на теплое время года. Это относится и к корабельным крысам, обитающим по сравнению с другими зверьками в довольно стабильных условиях. Зимой размножаются только единичные экземпляры. У самок в период размножения находили от 3 до 16 эмбрионов. А молодых в одном выводке выживает не больше 5—6. Обычно одна самка в год не приносит больше трех выводков, а чаще только два. Проверяли это и в клетках, и в вольерах при весьма благоприятных условиях для зверьков. Возможно, что, помимо прочих условий, и низкая по сравнению с пасюками возможность восстановления численности влияет на сокращение ареала черных крыс в местах их совместного обитания. Беременность у самки длится 20—21 день. Крысята рождаются слепыми и голыми. Самки не оставляют надолго детенышей одних. Мы замечали, например, что в одном гнезде могут уживаться две самки с единственным выводком, причем одна из них совсем молодая.
Очень интересно отношение черных крыс к подрастающим крысятам. В вольерах, где мы наблюдали за их поведением, в одном домике жила семья из 18—25 зверьков, включая совсем маленьких. Существуя в такой тесноте, они все же не затаптывали своих детенышей. Если же крыс вынуждали покинуть убежище, то самки-матери не бросали выводок до последнего мгновения. Лактация продолжается в зависимости от условий 3, а то и 6 недель. Еще во время лактации крысята начинают выходить и самостоятельно отыскивать корм вокруг гнезда. Маленькие крысята, пока сидят в гнезде, обладают удивительной цепкостью, если взять их, то малыши могут висеть, держась лапками за палец. После выхода из гнезда они долгое время остаются возле матери. С одной самкой могут совместно жить крысята двух генераций.
Изучением питания черных крыс занимались ученые разных стран, и неудивительно: ведь крысы везде приносят огромный вред сельскому хозяйству, запасам продуктов, а также рыбопродуктам на морских судах. Поэтому знать особенности их питания необходимо при разработке эффективных приманок для борьбы с ними.
Черные крысы, обитающие в естественных условиях, едят зелень, ягоды, семена и плоды. В их пище в зависимости от сезона могут преобладать разные растительные корма и встречается немало насекомых. В отличие от пасюков черные крысы могут взбираться по стеблям кукурузы и подсолнечника, доставая початки и семечки. В Австралии была отмечена популяция крыс, основу питания которых составляли грибы. А в Кахетии они часто разоряют воробьиные гнезда и даже ловят по ночам птиц. На Корсике и в Ленкорани черную крысу считают наиболее опасным врагом сони-полчка. Одним словом, в природе черные крысы питаются весьма разнообразно, однако все же основу их пищи составляют растения.
Синантропные популяции живут, естественно, за счет запасов человека. Предпочтение черные крысы, как мы уже отмечали, отдают растительным и сочным кормам: они едят хлеб и кукурузу, овощи и фрукты. В Аджарии, чтобы уберечь запасы кукурузных початков от набегов крыс, устраивают склады на столбах с перевернутыми вверх дном тазами. А в Кахетии описан случай, когда крысы питались чесноком, сложенным на чердаке: от всех пойманных там крыс исходил резкий чесночный запах. В животноводческих помещениях, например в свинарниках, черные крысы кормились вместе со свиньями жидким комбикормом, но не пренебрегали гнездившимися там на чердаке голубями. В нашем виварии несколько лет назад черная крыса, по неосторожности лаборанта оказавшаяся на свободе, делала набеги на подопытных мышей. Зверьки сидели в высоких банках. Крыса спрыгивала в банку, хватала мышь и с ней в зубах ухитрялась выпрыгнуть.
На рыбопромысловых судах крысам приходится питаться почти исключительно рыбой, а вот при опытах в виварии взятые с морских судов зверьки ее почти не ели, предпочитая другие виды корма. Проведенные в вольерах и клетках исследования показали, что при возможности выбора черные крысы проявляют не только поразительную всеядность, но и индивидуальные вкусы. Но во всех случаях они выбирали корма, содержащие значительно меньше белков животного происхождения по сравнению с пасюками.
Никто из изучающих жизнь черных крыс не отмечал, что эти грызуны делают какие-либо запасы. И мы за много лет не нашли ни одного склада ни у синантропных, ни у диких крыс. Даже поставленные в вольерах опыты, где длительное время наблюдали за крысиными семьями, не дали результатов. Сравнение поведения серых и черных крыс показало, что у последних отсутствуют челночные перемещения, столь характерные для запасающих животных. Бывали случаи, когда потревоженные зверьки убегали к гнезду, где и бросали недоеденный кусочек.
Только однажды в вольере мы наблюдали, как самец черной крысы затащил куриное яйцо к себе в гнездо. Все крысы в этой вольере были из третьего поколения разведения в неволе и никогда не сталкивались с таким видом пищи. Рассмотрев яйцо сначала издали, с ветки, крыса спустилась на пол и несколько раз обнюхала необычный предмет, то и дело в волнении отскакивая от него. Потом обхватила яйцо и, держа его вертикально, покатила перед собой к куче опилок, которыми был завален домик. После двух-трех неудачных попыток закатить яйцо наверх, крыса быстро прокопала в куче канавку, закатила по ней яйцо и зарыла его. Через несколько дней крысы выкатили яйцо подальше от домика, а позже мы нашли его разбитым.
Наблюдая за черными крысами в вольерах и в естественных условиях, мы обратили внимание на их удивительное любопытство и значительно меньшую, чем у пасюков, агрессивность по отношению к людям. В вольерах крысы быстро привыкали к присутствию человека и подолгу могли сидеть, разглядывая его. При испуге они не всегда прятались, а часто просто замирали на месте и продолжали наблюдать. Сбежавшая крыса не сразу стремится уйти. Первым ее движением может быть прыжок вверх, и затем, затаившись, она наблюдает. В это время можно поймать зверька руками сзади, если отвлечь его внимание. Даже в естественных условиях крыса, вспрыгнувшая на возвышение, чувствует себя в безопасности и не спешит уйти. Однажды нам нужны были для опытов живые крысы. За несколько часов в свинарнике, где, правда, была очень высокая их численность, наш коллега таким методом отловил не один десяток крыс. На человека, стоящего неподвижно, зверьки вообще не обращают внимания.
Такой своеобразный характер взаимоотношений черных крыс с человеком мог, вероятно, сыграть определенную положительную роль в их первоначальном распространении. Известно ведь, что черная крыса раньше серой расселилась по континентам. Только зверьки, отличавшиеся спокойным правом, лояльностью к людям, могли, проникнув на небольшие, тогда еще примитивные суденышки, совершить бок о бок с человеком продолжительное путешествие по морю. Более агрессивной серой крысе вряд ли удалось бы удержаться в качестве пассажира в подобных условиях. Возможно, что эти поведенческие различия, если они, конечно, были присущи далеким предкам современных крыс, стали одной из причин более раннего расселения по свету именно черных крыс.

Глава 6. Они уйдут с ночною тенью,
и вступит день в свои владенья

Простые люди узнают время по числу ударов гонга и говорят: Час мыши — девять.

Сэй-Сёнагон. Записки у изголовья

Считается, что крысы и мыши — зверьки, активность которых приходится в основном на темное время суток. Многие видели их именно вечером или ночью. Однако и в ритмах суточной активности синантропные грызуны проявляют значительную пластичность, приспосабливаясь к условиям жизни и деятельности людей.
Вот как обстоит дело с домовыми мышами. Там, где в помещениях люди не бывают или появляются редко, дневное освещение сменяется регулярно темнотой, зверьки активны в основном в сумерки и ночью. В среднем только около 4% времени суточной активности приходится на дневное время, хотя индивидуальные различия иногда значительны. По наблюдениям Н. В. Тупиковой, некоторые особи до 28% времени проводят в помещении днем, а другие, наоборот, избегают появляться при свете.
Если же зверьки обитают в сарае или другом помещении, где постоянный полумрак, дневная активность у них увеличивается. В этих условиях мыши бодрствуют по 15—45 минут с интервалами в 1—4 часа.
Иная картина наблюдается в жилых домах, магазинах и прочих местах, где часто и подолгу присутствует человек. Здесь мыши подстраиваются к его распорядку дня. Например, в квартирах мыши чаще попадаются людям на глаза в часы затишья, будь то ночью или днем. В магазинах зверьков тоже можно увидеть днем, особенно во время обеденного перерыва, когда в помещениях тихо. Если поставить в таких местах ловушки в утренние часы, то вечером они нередко уже бывают с мышами.
Кроме беспокойства, вызванного деятельностью человека, суточные ритмы домовых мышей зависят и от других факторов: погоды, времени года, особенностей структуры группировки и т. д. Так, летом в южных районах эти зверьки ведут строго ночной образ жизни только во время сильной жары — при дневной температуре +36— 40°. Они активизируются после захода солнца, когда спадает жара, и в течение 7—8 часов подряд кормятся, бегают, общаются друг с другом. С понижением дневных температур до +28° зверьки становятся активны и в светлое время суток, причем у них бывает до шести периодов бодрствования, которые в сумме составляют 11 — 15 часов. Эти подробности удалось узнать, прослеживая за мышами, меченными радиоактивным кобальтом. В зимнее время, если мышам приходится жить в неотапливаемом помещении, они заметно снижают активность, выходя только на кормежку, а остальное время предпочитая проводить в утепленных гнездах. Гроза, дождь также влияют на суточную ритмику мышей. Наблюдая за ними в больших выгородках и «жилой комнате», мы заметили, что, хотя зверьки находились под крышей, перед грозой и во время дождя они почти не появлялись из своих убежищ. Нам приходилось просиживать часы в ожидании окончания грозы и возобновления их активности.
У курганчиковых мышей в вольерах или больших выгородках два пика активности: вечерний, сразу после наступления сумерек, и утренний. При этом вечером зверьки энергично выясняют отношения, это, так сказать, пик «социальной» активности. В утренние часы они бывают довольно сонными. Отдельные животные выходят из укрытий, кормятся и, наевшись, скрываются в домиках. В природе во время постройки курганчиков мыши нередко деятельны не только вечером, но и в дневные часы. Нам удавалось отлавливать их в это время. Неоднократно на глаза попадались зверьки, занятые сбором запасов корма: они переносили в зубах колоски злаков. На ритм активности курганчиковых мышей также определенное влияние оказывает погода. Во время дождя и сильной жары зверьки отсиживаются в норах.
Суточное распределение активности зависит и от положения, которое животное занимает в группе. Периоды бодрствования подчиненных особей нередко определяются ритмом жизни доминантов. Как правило, забитые зверьки предпочитают не встречаться с альфа-самцами, они кормятся, бегают, обследуют территорию, когда те спят. Доминирующие особи могут быть деятельны в любое время суток. Их активность иногда провоцируется подчиненными мышами, которые, на свою беду, начинают вести себя в помещении слишком шумно и будят доминантов.
Пол и возраст также сказываются на ритме активности. Например, у самки, ожидающей рождения потомства, активность увеличивается. Она усиленно собирает материал для гнезда, гоняет других самок, чаще питается. После родов самка основную часть времени суток проводит в гнезде с малышами — кормит, обогревает их. Из убежища выходит ненадолго — поест и назад к потомству. У старых животных по сравнению с молодежью и зверьками среднего возраста активность тоже снижена.
У серых крыс при естественной смене дня и ночи при условии, что люди не беспокоят их, ритм активности несколько отличается от мышиного. У них два достаточно отчетливых пика: в вечерние и ранние утренние часы. При круглосуточном затемнении активность крыс более равномерно распределена в течение суток. Если, наоборот, круглосуточно освещать помещения, то ритм активности животных такой же, как при естественном чередовании дня и ночи.
Там, где жизнедеятельность крыс развертывается в непосредственной близости от человека, беспокоящего их своим присутствием, они, как и мыши, перестраивают свой режим. Например, на свалке, где мы наблюдали за крысами, зверьки появлялись поздно вечером, часов в 11, и кормились непрерывно до 1—2 часов ночи, а потом наступало затишье. На продовольственных и фуражных складах активность крыс приходится на время отсутствия людей. При этом пасюков не пугают шум работающих механизмов и другие производственные звуки. Однажды, войдя в цех, где работал очень шумный вибрировавший агрегат, люди увидели, что на его кожухе преспокойно сидит серая крыса. Только появление людей спугнуло ее.
На свинофермах, в птичниках суточная активность крыс распределена иначе. Здесь корм, которым приходится питаться, не лежит постоянно, а появляется и исчезает (поедаемый свиньями и домашней птицей) строго по часам. Пасюки с легкостью перестраиваются: начинают выходить из укрытий одновременно с приходом работников, раздающих корм животным. Ни шум вагонеток и тележек, ни громкие голоса работающих людей не пугают грызунов. Как только корм разложен по кормушкам, крысы, иной раз даже опережая тех, кому он предназначен, залезают в кормушки. Сколько раз раздают пищу животным, столько раз приходят кормиться и серые нахлебники.
Мы привели примеры, когда человек, сам того не желая, побуждает крыс и мышей к перестройке ритма их суточной активности. Но известны и другие случаи, когда люди вполне целенаправленно влияют на этот ритм. Специалисты, проводящие борьбу с крысами в шахтах, рассказывали нам, что шахтеры иногда нарочно приманивают к себе крыс, отдавая им остатки своих завтраков. Такие зверьки быстро усваивают порядок чередования труда и отдыха шахтеров и стоит тем присесть, чтобы перекусить, как тут же появляются крысы и усаживаются поблизости в ожидании подачки. Некоторые смелеют настолько, что берут пищу прямо из рук человека. Когда шахтеры, закончив добычу угля на одном участке, переходят на следующий, эти зверьки (их узнают по индивидуальным особенностям внешнего вида и поведения) следуют за людьми и опять оказываются возле стола, стоит только разложить на нем еду.
Погодные, климатические факторы также влияют на активность крыс. Зависит она и от положения зверька в группе, его пола и возраста.
В научных целях люди сумели обратить себе на пользу пластичность суточной ритмики синантропных грызунов. Манипулируя освещенностью помещения, где содержатся лабораторные крысы или мыши, можно довольно быстро заставить их изменить ритм активности так, чтобы это было удобно человеку, наблюдающему, например, за их поведением. Работая с домовыми мышами на биологическом стационаре ИЭМЭЖ им. А. Н. Северцова АН СССР в Черноголовке, мы создали для наших подопечных постоянное сумеречное освещение. В результате смогли наблюдать за зверьками не только в сумерки и ночью, но и в любое другое время суток. Можно сделать так, чтобы активны они были в дневные часы, когда наблюдателю Удобно работать с ними. Для этого в помещении налаживают так называемый инвертированный световой режим — затемняют помещение, например, с 11 до 21 часа, а включают искусственный свет с 21 до 11 часов. Довольно скоро зверьки перестраивают свой ритм на противоположный, а исследователь получает возможность вести нормальный для человека образ жизни, т. е. наблюдать за ними не по ночам, что весьма изнурительно, а днем.

Глава 7. Где стол, где стул, где дом?

Еще в 20-е годы ученые обратили внимание, что очень голодные или испытывающие жажду крысы, если их выпустить в новую клетку с кормом и водой, не станут есть и пить, пока тщательно не обследуют всю клетку. Было высказано предположение, что у крыс есть особый инстинкт любопытства. Позднее, когда в практику зоопсихологического эксперимента вошел метод лабиринта (см. главу «Ум про запас»), исследователей заинтересовал еще один факт. Если крысу посадить в пусковую камеру простого Т-образного лабиринта, то сначала она побежит в любой из рукавов, а во второй раз обязательно предпочтет новый, где не была в первой побежке.
В дальнейшем ученые еще не раз убеждались, что неведомое влечет крыс. В одном из опытов зверьков помещали в небольшую камеру, откуда по коридору крысы могли попасть в большую выгородку с различными новыми для них предметами или же в новый сложный лабиринт. Через пол коридора, сделанный из металлических пластин, был пропущен ток. Оказалось, что крысы идут на известные для себя неприятности и преодолевают этот коридор, стремясь попасть в новую обстановку. В другом эксперименте животные должны были научиться нажимать на педаль. Подкреплением, которое они получали, выполнив это действие, служила не пища, как обычно, а возможность выглянуть из закрытой со всех сторон камеры через окошко наружу. Крысы легко вырабатывали такой навык. Для них очень привлекательным оказался столь необычный вид подкрепления. Результаты опытов были расценены как дополнительные свидетельства существования у крыс врожденной потребности в исследовании.
Однако не все ученые согласны с такой интерпретацией этих экспериментов. Высказывалось мнение, на наш взгляд вполне обоснованное, что в двух последних упомянутых здесь опытах исследовательское побуждение у животных могло быть вызвано нехваткой внешних впечатлений, скукой, возникшей при содержании крыс в обедненной обстановке клеток и камер.
Попробуем разобраться в этой проблеме. Посмотрим, как ведут себя крысы, а также и мыши в различных ситуациях новизны, а потом вернемся к вопросу о любопытстве.

Рис. 6. Серая крыса осваивает новое пространство. Рис. В. М. Смирина

а — стелющийся шаг, б, в — ориентировочные стойки

Процесс освоения нового помещения у крыс и мышей во многом сходен. Сначала зверьки обследуют пространство вдоль стен, примыкающих к месту выхода, постепенно продвигаясь дальше и дальше, пока не обойдут его по периметру. В это время они двигаются в замедленном темпе, иногда прямо стелясь по полу, прижимаясь к нему брюшком и ощупывая вибриссами стены и пол. Минут через 10—15 скорость возрастает, животное переходит на быстрый шаг, рысь и даже прыжки. Освоив пространство вдоль стен, зверек начинает знакомиться с центральной частью помещения. Передвижение чередуется с остановками: животное в напряженной позе, иногда в стойке «столбиком» осматривается, поводя головой по сторонам, принюхивается, прислушивается. Сначала таких остановок много, но постепенно становится все меньше и меньше — животное ориентируется в пространстве и узнает обстановку уже на ходу. Окружающие предметы обследуются животными весьма поверхностно, за исключением тех, которые могут быть использованы как убежища.
Если зверек может вернуться на знакомую территорию, он нередко устраивает обеденный перерыв — кормится, отдыхает. Когда такой возможности нет — продолжает освоение. При этом он целиком поглощен своим занятием. Дж. Калхаун, наблюдавший за дикими серыми крысами в вольере, отметил, что животные почти не реагировали на наблюдателя и не прятались, а методично изучали территорию и даже не отвечали на угрозы со стороны других крыс, выпущенных туда раньше. П. Кроукрофт видел примерно то же самое у домовых мышей. Чем лучше животное знает окружающее его пространство, тем больше у него шансов занять доминирующее положение. Однажды Кроукрофт выпустил в большую выгородку двух самцов домовой мыши. Один из них сразу принялся активно знакомиться с помещением, не обращая внимания на второго, а тот, наоборот, постоянно наскакивал на первую мышь, угрожая, и почти не осваивал территорию. Через пару часов, достаточно хорошо изучив обстановку, преследуемый перестал уклоняться от нападок и перешел к атакам. Бывший преследователь превратился в преследуемого. Его положение оказалось очень невыгодным — он плохо знал помещение, не мог хорошо спрятаться и прямо на глазах превратился в забитое, подчиненное животное. Увлеченность мышей обследованием нового пространства наблюдали и мы в «жилой комнате». Можно было, сидя на помосте, возвышавшемся над вольерой, шевелиться, даже осторожно вставать с места — зверьки не пугались, так сильно они были заняты изучением комнаты.
Познакомившись с первым ярусом помещения, грызуны устремляются вверх — пытаются влезть на большие предметы, забраться но стенам. Мышам это удается довольно легко. Черные крысы — тоже признанные верхолазы — не уступают им. А вот более тяжелые и не такие подвижные серые крысы не могут забираться по гладким ножкам столов и стульев и должны изыскивать иные способы — они пытаются прыгать с пола на высокие предметы, лезут вверх по щелям, образующимся между стенами и близко стоящей к ним мебелью.
Известно, что крысы и мыши видят довольно плохо. Острота зрения у серой крысы всего 11 угловых минут, у мыши зрение еще слабее, тогда как у собаки и кошки около 5 минут, а у человека — 26 секунд. При такой малой остроте зрения синантропные грызуны четко различают предметы только на близком расстоянии. По нашим наблюдениям, появление предмета размером чуть больше спичечного коробка мыши замечают с расстояния 15—30 см, а серые крысы — с 50—70 см. Крупные предметы — стол, стулья — мыши видят с расстояния нескольких метров и бегут к ним от стены помещения по прямой. Передвигающихся по комнате собратьев зверьки обнаруживали на расстоянии метр и более, а неподвижно сидящего — только вблизи. На резкое движение человека, например взмах рукой, мыши реагировали с любого места 16-метровой комнаты: замирая на некоторое время, они бросались к ближайшему укрытию.
Слух также важен для пространственной ориентации синантропных грызунов. На значимые звуки легко вырабатывается условная связь. Приходилось нам наблюдать на свиноферме пасюков, для которых сигналом к выходу из нор стал скрип двери, через которую из кормокухни вносили пищу для свиней.
Для крыс, обитающих на свалке, устроенной жителями поселка неподалеку от своих домов, значимым звуком стал шорох шагов человека и шум выливаемого помойного ведра.
Важнейшим органом ближней ориентации у всех сумеречных и ночных грызунов, в том числе крыс и мышей, служат вибриссы — длинные, жесткие осязательные волоски, особенно заметные на мордочке. Благодаря им ликвидируется так называемая мертвая зона — пространство перед мордой и под ней, не охваченное зрением. Ведь глаза, расположенные по бокам вытянутой головы, не позволяют грызуну видеть то, что находится у него под самым носом. Когда в эксперименте обрезали вибриссы у пасюка, животное сразу оказывалось в бедственном положении: передвижение резко замедлилось, крыса старалась двигаться вдоль стены, прижимаясь к ней щекой, натыкалась на предметы и не могла сразу найти вход в нору.
Запаховая ориентация в пространстве еще более значима для жизни на освоенной территории.
Синантропным грызунам часто приходится встречаться с неожиданными изменениями в обстановке: человек приносит вещи, мебель, уносит их, переставляет с места на место, осложняя жизнь крысам и мышам, вынужденным приспосабливаться к таким изменениям. В помещениях, где есть грызуны, появляются капканы, живоловки, отравленные приманки, устанавливаются различные приспособления, преграждающие им путь к пище. И тут стремлению зверьков познакомиться с новыми предметами противостоит их настороженность.
С. Барнетт, который одним из первых стал изучать поведение пасюков в ситуациях новизны, предполагал поначалу, что все синантропные грызуны избегают новых предметов, появившихся в хорошо знакомом им месте. Он связывал такое поведение — неофобию — с действием отбора: в течение многих поколений в условиях антропогенной среды, когда человек вел всеми доступными средствами борьбу с грызунами, выживали преимущественно те особи, которые избегали все новое, что появлялось в их окружении. И неофобия стала своеобразным механизмом, обеспечивающим успешное существование крыс и мышей. Позже выяснилось, что явление это далеко не такое простое. Как поведет себя зверек, обнаружив новый предмет, зависит от многих обстоятельств.
Во-первых, чем больше освоенная территория, тем меньше вероятность проявления неофобии. К такому выводу мы пришли, наблюдая поведение домовых мышей в разных по площади выгородках. В маленькой камере (800 кв. см) зверьки вообще избегают приближаться к безобидному маленькому шарику из фольги. В средней по площади камере (2000 кв. см) неофобия у мышей проявилась в слабой степени и быстро угасла. А в большой выгородке (21 кв. м) животные подходили к шарику, как только замечали его появление или с 1—2-секундной задержкой.
Во-вторых, чем дольше пребывание зверька на освоенной территории, тем сильнее животное пугается появившегося нового предмета. Нам пришлось убедиться в этом при помощи несложного опыта. В вольеры вносили цветочный горшок из мягкой пластмассы. Когда его помещали до вселения крыс, они замечали этот предмет через 10—15 минут после начала освоения помещения, ничуть не пугались, сразу подходили, но обследовали поверхностно и недолго (в среднем 0,25 минут за 2 часа наблюдений). В другие вольеры горшок подкладывали через 2 часа после выпуска животных, причем делали это незаметно, когда те отдыхали. Здесь картина была уже иной. Крысы замечали предмет быстро, почти сразу после возобновления активности, но подходить не спешили. Смотрели издали, иногда вставая на задние лапы. Смельчаки решались приблизиться через несколько минут, а самые боязливые — через 35 и даже 55 минут. Подходили все робко, стелющимся шагом, но после обнюхивания и ощупывания вибриссами робость пропадала, животные покусывали горшок, трогали его лапами, толкали носом. Интерес к нему был выражен сильнее — контакты занимали в 2,5 раза больше времени, чем в первом случае. Наконец, предмет предлагали зверькам через двое суток после заселения в вольер. Здесь у пасюков проявилась сильнейшая неофобия. Они не просто избегали горшок и обходили его по дуге, появление нового предмета нарушило взаимоотношения в группах, составленных из зверьков однопометников. Не решаясь приблизиться к предмету, который, безусловно, очень интересовал их, миролюбивые прежде самцы стали нападать друг на друга, гоняться за самками и делать на них садки. Все крысы вдруг принялись то и дело умываться, очищать шерсть Т. е. налицо были проявления смещенной активности, вызванной желанием подойти к горшку и одновременно боязнью его. Но все же постепенно избегание уступило место сначала осторожному, а затем все более энергичному знакомству — горшок не только обнюхивали и пробовали на зуб, но и грызли, катали, таскали, влезали на него и внутрь, метили мочой.
Третий важный фактор — стабильность обстановки в помещении, где живут грызуны. Вероятно, избегание появившегося нового предмета будет тем сильнее, чем меньше изменяется окружение.
Будет животное избегать новый предмет или нет, зависит и от характера использования участка, где произошло изменение, и от частоты его посещения. Для серых крыс это прослежено довольно четко. Например, если положить предмет на тропе, которой они часто пользуются, или рядом с ней, можно прекратить передвижение по ней по меньшей мере на несколько часов. Точно так же они откажутся от пищи, если кормушку с ней поставить возле тропы. Но если ее расположить в месте, где крысы обычно кормятся, то они довольно скоро начинают брать из нее пищу.
Еще один существенный момент — особенности самого нового предмета, например его запах, величина. Предмет среднего размера скорее может вызвать избегание.
Очень важно мотивационное, зависящее от внутренних потребностей состояние зверька. Например, мы наблюдали, как доминирующий самец домовой мыши во время погони за подчиненным зверьком несколько раз пробегал по только что поставленному (незаряженному) капкану, не замечая его. Но тот же самец проявил отчетливую, хотя и непродолжительную неофобию, когда наконец заметил капкан.
Разные особи неодинаково ведут себя, обнаружив что-то новое. В наших опытах по предъявлению крысам незнакомых им биологически нейтральных предметов были зверьки, совершенно их избегавшие, тогда как другие активно исследовали и даже затаскивали предметы к себе в клетку. Ранг животного также имеет значение. В «жилой комнате» с мышами к новым предметам, в том числе ловушкам, пакетам с приманкой, более настороженно относились доминирующие зверьки, а подчиненные подходили почти всегда сразу. Среди свободно живущих крыс особую осторожность по отношению ко всяким новшествам в своем окружении проявляют старые самцы.
На поведение крыс, а возможно, и мышей при встрече с незнакомым предметом может оказать влияние их способность обращать внимание на действия своих сородичей подражать им. Нам рассказали об интересном наблюдении, сделанном зоологом А. И. Милютиным в зоопарке, где в некоторых вольерах поселились крысы. С научными целями проводили отлов пасюков вершами (для мечения). Случилось так, что некоторые из пойманных особей смогли выбраться, раздвинув недостаточно прочно скрепленные прутья ловушки либо научившись открывать запирающее устройство. Очень скоро буквально на глазах наблюдателя остальные зверьки не только перестали бояться верши, но подражая «первопроходцам», начали забираться в нее за кормом, так что верша превратилась из ловушки в кормушку.
Боязнь нового предмета у синантропных грызунов может выражаться не только в уходе от него. Серые крысы иногда засыпают беспокоящий их предмет землей, опилками, любым подходящим материалом. В естественных условиях обитания они таким образом «погребают» поставленные возле нор ловушки, отравленные куски мяса. В лабораторных условиях наблюдали, как крысы забрасывали опилками помещенные к ним в камеру электрическую лампочку и мышеловку, а также металлический стержень, прикоснувшись к которому, животные получали удар током.
Но, несмотря ни на что, все неизвестное, что появляется в привычной обстановке, вызывает у крыс и мышей большой интерес. Об этом можно судить хотя бы по довольно частым случаям перетаскивания разных предметов в норы и гнезда. В убежищах крыс находили самые неожиданные вещи: камни, куски мыла, ловушки, деревянные бруски, зубные щетки, металлические крышки и гвозди, мыльницу, ложку, лампочку, шариковые ручки, карандаши и т. п. Когда крыс в клетках кормили пищевыми таблетками, среди которых попадались завернутые в алюминиевую фольгу, зверьки предпочитали перетаскивать в гнезда именно таблетки в обертке и сами обертки. Чтобы выявить, действительно ли их привлекает новизна предметов, животным давали маленькие цилиндры из тефлона и плексигласа. Пока они воспринимались крысами как новые, зверьки уносили их в гнездовые ящики, затем перетаскивание прекратилось. Когда же наряду со знакомыми предметами предложили новые — стеклянные шарики и керамические плитки, перенос возобновился. Более того, если крысам на выбор предлагали пищевые таблетки, знакомые и новые несъедобные предметы, они предпочитали перетаскивать в гнездо именно незнакомые. Автор эксперимента Р. Валлак предположил, что это может быть связано с пищевым или гнездостроительным поведением, так как предметы ассоциировались с пищей или гнездостроительным материалом. Но, как видно из приведенного нами перечня, в убежищах пасюков
находили и такие вещи, интерес к которым никак не может быть объяснен с помощью этой гипотезы. Мы думаем, правильнее рассматривать подобное поведение крыс как проявление любопытства, осложненное тем, что привлекающие предметы находятся на виду, на открытом месте, где пасюки не любят оставаться подолгу.
Посмотрим теперь, как происходит обследование предметов. Грызунам (серым крысам и домовым мышам) давали сначала освоиться в небольшой выгородке, куда они имели свободный доступ из жилой клетки. Затем подложили бечевку, проволоку, камень-голыш, пробку, куски материи, бумаги, фольги, трубки из разного материала и т. п.— всего 15 предметов, по три в каждом опыте. И У крыс и у мышей наибольший интерес вызвали предметы, которые можно было грызть, перетаскивать с места на место, вертеть лапами и т. п. Интересно, что первые действия со всеми предметами были одинаковы — зверьки обнюхивали, ощупывали их вибриссами, пробовали на зуб. Но затем появились действия, отвечавшие конкретным свойствам каждого предмета. Особенно четко это было видно при наблюдении за крысами. При обследовании мягких, легких, т. е. податливых к разным манипуляциям предметов действия, соответствующие их свойствам, зверьки находили почти мгновенно. А вот при обследовании тяжелого камня-голыша и не менее тяжелой призмы из твердого дерева крысы не сразу разобрались, рак с ними нужно действовать — перепробовали всевозможные манипуляции, пытаясь переместить предметы из центра выгородки к своей клетке. Ошибочные действия, например попытки поднять слишком тяжелый для них камень передними лапами, быстро, как только зверек чувствовал их безуспешность, сменялись новыми. Довольно скоро адекватные способы перемещения были найдены. Для камня — перекатывание концом морды от себя или передними лапами к себе, а для призмы — подталкивание ее передними лапами перед собой, подобно бульдозеру. Благодаря этим действиям оба предмета довольно скоро оказывались в том месте, куда и хотели их переместить крысы.
В опытах выявилось (особенно у пасюков) стремление подолгу обследовать предметы, не представляющие для них никакой ценности. Более того, мы наблюдали особые действия с отчетливой познавательной направленностью. Например, крыса знакомится с обрезком проволоки — подняв с пола, вертит лапами и покусывает в разных местах. Случайно роняет его на пол (пол твердый, из оргстекла), раздается звон, животное тут же наклоняет голову и прислушивается. Снова поднимает проволоку и роняет — опять прислушивается, и так еще несколько раз подряд, обращая внимание на возникающий при падении звук. То же при обследовании маленького пробкового цилиндра: при манипуляциях, выполнявшихся зверьком, он неожиданно откатывается в сторону. Крыса смотрит несколько мгновений на цилиндр, подходит к нему и уже сильнее подталкивает носом, потом смотрит, как он движется, затем повторяет эту процедуру еще пару раз. Подобным образом некоторые особи взаимодействовали с предметами до 40— 60 секунд подряд. Примечательно, что действия такого типа широко представлены у человекообразных обезьян, а у остальных млекопитающих они наблюдаются крайне редко. Есть сообщения о познавательных действиях, выполнявшихся медведями и хорьками, а также низшими обезьянами. То, что крысы оказались способны на это, хотя познавательные манипуляции их очень просты,— свидетельство в пользу признания их любопытствующими животными.
Мы полагаем, что способность обращать внимание на результаты собственных действий с предметами, особенно на их податливость, и развитая манипуляционная активность позволили пасюкам втягивать в сферу своей жизнедеятельности самые разнообразные объекты природной и, что особенно важно, антропогенной среды. Для человека же такие особенности грызунов — сущее наказание.
По отношению к плашке — пружинному капкану тоже может выработаться адекватная тактика: наблюдали крыс, которые научились кормиться на капканах, предварительно разряжая их. Подсунув под плашку морду, крыса слегка подталкивала деревяшку вверх, спокойно воспринимая громкий хлопок сорванной пружины, а потом поедала приманку. Встречаясь с другим не менее опасным предметом — дуговым капканом, пасюк тоже находит способ безопасно покормиться с него. Вот что удалось увидеть В. Я. Антонюку, занимающемуся организацией борьбы с крысами в Якутии. Крупный самец осторожно приблизился к заряженному капкану, обнюхал его, потом уселся рядом и лапками стал брать хлебные крошки с круглой площадки капкана, не прикасаясь к нему. Съел все, что там было, потом так же осторожно стал доставать лапками крошки из-под площадки. Но подвело любопытство — зверек стал пытаться зубами взять капкан, тащить его к себе и попался.
В уже не раз упоминавшейся «жилой комнате» мы специально создавали для мышей ситуации новизны — убирали некоторые предметы, в том числе использовавшиеся животными, переставляли их на другое место, вносили новые предметы. Оказалось, что появление ловушек, цветочного горшка, небольшого деревянного ящика зверьки заметили через несколько минут после возобновления активности. Хотя подходили и знакомились с ними все мыши, но характер поведения различался: меньше боялись и больше обследовали предметы подчиненные особи, а у доминантов при первом подходе часто наблюдалась неофобия. На исчезновение знакомых предметов животные тоже прореагировали по-разному, в зависимости от того, как использовалась ими пропавшая вещь. Например, когда убрали веник, по которому двое подчиненных мышей привыкли взбираться на стул, где было их убежище, эти зверьки поначалу просто растерялись. Они обнюхивали место, где стойл веник, вставали на задние лапки и смотрели вверх на сиденье стула. Другие мыши, не втянувшие его в свою деятельность, почти не заметили исчезновения — они только задерживались там, где прежде был веник, на 1—2 секунды и бежали дальше. По продолжительности интереса к новым предметам домовые мыши уступают крысам.
Теперь, когда читатель получил некоторое представление о том, как ведут себя крысы и мыши, оказываясь в ситуациях новизны, можно вернуться к вопросу, с которого мы начали разговор,— о любопытстве. Для нас совершенно очевидно, что, когда грызун впервые оказывается в незнакомом ему помещении или сталкивается с элементами новизны на своем индивидуальном участке, его поведение нельзя рассматривать как проявление любопытства.
Во время обследования через собственные действия в новой обстановке животное познает ее особенности и учится правильно вести себя в ней. Исследовательское поведение присуще, в разной, правда, степени, всем позвоночным животным, за исключением, видимо, самых примитивных, и многим беспозвоночным. На его основе строятся все взаимосвязи их с предметной средой. Любопытство — явление хотя и родственное исследовательскому поведению, но имеет, очевидно, собственную мотивацию и отмечено только у высших позвоночных. Животные интересуются предметами и ситуациями, с которыми происходят какие-либо изменения, причем они либо сами вызывают эти изменения, либо наблюдают за тем, что меняется независимо от них. Любопытство проявляется как бескорыстный интерес к происходящему вокруг и не привязано к потребностям организма в пище, воде и пр. У крыс, а тем более мышей оно встречается редко. В подавляющем большинстве описанных в этой главе случаев речь идет об обычном исследовательском поведении.
Встречаются особо любопытные крысы. Среди наших подопытных пасюков время от времени попадались такие животные. Узнать их не представляло труда. Стоило человеку появиться в помещении, где были вольеры и клетки с крысами, эти зверьки бросали свои дела и устремлялись к сетке. Устроившись возле нее поудобнее, они десятки минут заинтересованно наблюдали за людьми и их действиями. Если человек входил в вольеру, такая крыса, не будучи прирученной, скорее вступала в контакт — подходила к протянутой руке, обнюхивала ее и даже пробовала тянуть за рукав. К внесенным в вольеру новым предметам эти зверки также относятся менее настороженно, быстрее других приступают к знакомству, смело грызут, катают, тащат заинтересовавшую их вещь.
В связи с этим приведем случай, рассказанный нам зоологом И. П. Ивлевой. В старом доме дачного поселка с наступлением зимних холодов появились крысы, проявлявшие чудеса ловкости, воруя продукты с плиты, со стола, из шкафа и утаскивая их в убежища, устроенные между наружной и внутренней стенами дома. В добавление к этим потерям хозяева заметили пропажу сначала одной, затем еще нескольких серебряных чайных ложек. Посторонних в доме, охранявшемся несколькими собаками, не бывало и люди терялись в догадках. Однажды ночью все прояснилось. Хозяева проснулись от мелодичного позвякивания. Оно доносилось из стенного убежища крыс. Более часа с перерывами кто-то из них развлекался с украденной ложкой. Стоило постучать по стене, звяканье прекращалось, но вскоре крыса опять принималась за свое занятие. Вполне вероятно, что, как и в описанном выше примере, когда звон падающей проволоки оказался весьма привлекательным для одной из крыс, в данном случае зверек тоже заинтересовался позвякиванием ложки при манипуляциях с ней и повторял раз за разом соответствующее действие.
Изучение поведения крыс и мышей в ситуациях новизны помогает лучше понять природу пластичности синантропных грызунов. Есть все основания предположить, что именно благодаря упорному и тщательному обследованию окружающего пространства, интересу к предметам человеческого обихода и обнаружению среди них тех, которые с успехом могут быть втянуты в приспособительную деятельность, а также благодаря удачно сочетающимся неофобии и любопытству они смогли удержаться в непосредственной близости от человека. К. Лоренц, например, считает, что пасюк смог стать космополитом только за счет своего исключительно развитого исследовательского поведения. Такая оценка роли этого поведения справедлива, вероятно, и по отношению к другим видам: домовой мыши и черной крысе. Но мы хотим обратить внимание читателя еще на одно обстоятельство. В последние годы в экспериментах па лабораторных крысах и мышах показано, что если их содержать в насыщенной предметами обстановке, да еще вносить в нее элементы новизны, то они вырастают гораздо более активными, сообразительными, лучше обучаются, чем их собратья из обедненной (клеточной) среды. Но много-много раньше аналогичный эксперимент был поставлен на тех же крысах и мышах самой жизнью. Далекие предки синантропных грызунов, придя в дом к человеку, оказались в иной обстановке. Она была намного богаче в предметном отношении, изменчивой, сложной. В ней выживали и оставляли потомство в первую очередь те зверьки, которые обладали хорошо выраженным исследовательским поведением, лучше приспосабливавшиеся ко всем перипетиям жизни под одним кровом с человеком. Т. е. существовало, видимо, взаимное влияние: жизнь в антропогенной среде способствовала прогрессивному развитию у этих животных исследовательского поведения (как и развитию их психики), а более развитое исследовательское поведение давало возможность быстрее и лучше осваивать эту среду, расширять ареал, заселяя жилье человека в тех районах земного шара, которые он сам обживал. В результате мы приходим к неутешительному выводу — такими большими успехами в освоении среды обитания крысы и мыши обязаны не только своим собственным способностям, но в значительной степени и самому человеку. Семейно-групповой образ жизни, который ведут синантропные грызуны, также во многом определяет процветание крыс и мышей на захваченных ими территориях.

Глава 8. Закон — предводителя власть

Меньше раздоров и свары — будет и стая сильней.

Киплинг Р. Закон джунглей

Начало изучению поведения мышей в группах положил уже упоминавшийся нами Питер Кроукрофт. Ему принадлежит переведенная на русский язык популярная книга о поведении этих зверьков — «Артур, Билл и другие, или Все о мышах». Следуя его примеру, мы построили для наблюдений за группами мышей на Черноголовской экспериментальной базе Института эволюционной морфологии и экологии животных им. А. Н. Северцова АН СССР «мышиный дом» — большое помещение площадью 150 кв. м. Для домовых мышей в нем отвели отсек в 30 кв. м, где мыши действительно чувствуют себя как дома: там есть и удобные домики-укрытия, и корм, и разложенные там и сям поленья, создающие более естественную обстановку. За специальной перегородкой — место для наблюдателя. В этом «мышином доме» было выполнено несколько интересных исследований, в том числе изучалось поведение в группах у домовых и курганчиковых мышей, отловленных в зоне совместного обитания.
Синантропные домовые мыши, пойманные нами в Кировограде, вели себя подобно «английским», за которыми наблюдал П. Кроукрофт. Как и в его опытах, самцы либо делили между собой территорию и охраняли своп индивидуальные участки от посягательств соседей, либо между ними складывались взаимоотношения доминирования — подчинения, причем последнее случалось гораздо чаще. В этом случае в результате агрессивных взаимодействий в группе выделялся самец-доминант, который нападал на остальных и довольно жестоко расправлялся с самцами. Чаще всего формировалась линейная иерархия, т. е. Альфа-самец доминировал над Бета-самцом, Бета-самец над Гамма и т. д. При такой системе взаимоотношений доминант обладал правом нападать на всех самцов, Бета подчинялся доминанту, но чувствовал себя полновластным хозяином, когда Альфа-самец спал. Часто владелец территории постепенно расправлялся со всеми остальными самцами. В течение двух — четырех недель после начала наблюдений подчиненные самцы погибали от ран и стресса из-за постоянных преследований Альфа-самца.
Иерархия могла быть и нелинейной. В этих случаях выделялся доминант, нападавший на остальных самцов, между которыми не было разделения на ранги. Но это лишь грубая схема. Все, кто занимается поведением животных, хорошо знают, что в каждой из групп отношения между ее членами складываются совершенно уникальные, неповторимые. Конечно, можно выделить общие закономерности, но при этом теряются те интересные, своеобразные нюансы, которые делают одну группу так непохожей на другую. Например, в одной из группировок домовых мышей с линейной иерархией, состоящей из четырех самцов и четырех самок, самый затюканный Омега-самец чувствовал себя совсем неплохо. Стараясь избежать нежелательных встреч с доминантой и самцом второго ранга, зверек проявлял удивительную сообразительность. Удирая от противника, этот самец пользовался хорошо отработанным приемом: несколько раз обежав вокруг полена, забирался на него и с большим интересом и вниманием наблюдал, как ничего не замечавший в пылу погони доминант, озабоченный лишь одной целью — догнать и укусить свою жертву, продолжал бессмысленно носиться вокруг полена. Сделав вхолостую три-четыре круга, доминант в недоумении останавливался, а затем начинал разыскивать соперника по всему полигону, не догадываясь, однако, посмотреть вверх. Эта комичная сцена повторялась ежедневно по нескольку раз, и трудно было удержаться от смеха, наблюдая за незадачливым Альфа-самцом.
В других экспериментах мы моделировали в полигоне жилую комнату, пытаясь максимально приблизить условия обитания мышей к естественным. Ее обстановка напоминала жилище старого холостяка, отнюдь не часто убиравшего свою комнату. На столе коробка геркулеса, в стакане недопитый чай. На полу пустая бутылка, около стола полуоткрытый чемодан с газетами. Далеко не новая раскладушка. Всего в «комнате» более 30 различных предметов. В комнату запускали трех самцов и двух самок. Несмотря на то что взаимоотношения между самцами складывались по принципу доминирования—подчинения, низкоранговые самцы обычно выживали и приспосабливались к жизни рядом с доминантой. Сложная, насыщенная предметами среда позволяла зверькам найти убежище, где они могли укрыться от Альфа-самца. Когда доминант спал, самец второго ранга выходил из укрытия и свободно перемещался по полигону. В этих группах мы наблюдали агрессивные контакты между самками. Правда, одна из них оказывалась, как правило, беременной, что и служило, вероятно, причиной повышенной драчливости.
Поведение курганчиковых мышей было иным. Если в полигон выпускали зверьков, отловленных из одного курганчика, то никакой агрессивности не наблюдалось. Они веди себя очень миролюбиво и жили вместе в одном домике. Не было ни доминантов, ни подчиненных. Создавалось впечатление, что все мыши равны между собой и отличаются только по стремлению вступить в контакт с другой особью. При запуске чужака незнакомый зверек встречал дружный отпор со стороны хозяев. И самцы и самки нападали на незваного гостя, т. е. взаимоотношения между животными в такой группе основывались не на принципе доминирования—подчинения, что так характерно для их ближайших родичей — домовых мышей.
Вероятно, это объясняется тем, что в одном курганчике живут родственные зверьки, братья и сестры из одного или двух пометов одних и тех же родителей, которые объединены общей целью — подготовкой к зимовке. Когда же мы ссаживали вместе зверьков, отловленных в разных курганчиках, они вели себя крайне агрессивно. Через один-два дня среди них выделялись доминирующие самец и самка, которые в конце концов забивали всех остальных животных. В целом взаимоотношения между зверьками в таких группах очень напоминали те, которые складывались у домовых мышей. Но были и отличия. В некоторых случаях агрессивность самок (небеременных) курганчиковых мышей могла быть даже выше, чем у самцов. Доминантная самка выступала настоящим деспотом по отношению к другим представительницам своего пола. У домовых мышей самки становились враждебно настроенными к своим сородичам обычно во время беременности и выкармливания детенышей и лишь изредка попадались такие, которые проявляли агрессивность, не будучи беременными. Но до смертельных случаев дело не доходило. Летом в природе участки обитания курганчиковых мышей, как взрослых самцов и самок, так и молодняка, широко перекрываются, что свидетельствует об отсутствии резкой агрессивности между животными.
Когда речь заходит о результатах экспериментальных исследований, всегда, во всяком случае у зоологов, возникает вопрос: до какой степени они отражают то, что в действительности происходит в естественных условиях?
Постараемся ответить на этот вопрос. Наши группировки зверьков в «мышином доме» — вполне адекватная модель одной из возможных ситуаций. В самом деле, на значительной части нашей страны домовые мыши круглый год живут в постройках человека и лишены возможности выселяться в открытые местообитания, а их миграции в другие дома весьма ограниченны. В других регионах домовые мыши в течение теплого времени года обитают в природе, но на зиму вселяются в жилища и хозяйственные постройки. При этом на относительно небольшой площади (например, в сельском доме, сарае, птичнике и т. д.) может скапливаться значительное число зверьков. Однажды в трескучие январские морозы мы проводили отлов мышей на складе, где хранились семена зерновых культур. Связанные в пучки сухие стебли с колосьями были подвешены к потолку на тонких проволочках, что, однако, не спасало семенное зерно от грызунов. Судя по писку и шорохам, которые доносились вечерами со всех сторон, на складе обитало довольно много мышей, которые периодически конфликтовали друг с другом. Площадь помещения не превышала 70 кв. м. Никаких иных строений, куда могли бы переселиться мыши, вокруг не было. Вероятно, в этих условиях картина взаимоотношений между зверьками была примерно такой же, что и в экспериментальных группировках, за которыми наблюдали П. Кроукрофт, мы и другие исследователи.
А вот для курганчиковых мышей, круглый год живущих под открытым небом, взаимоотношения доминирования—подчинения, которые мы наблюдали в группах из незнакомых зверьков, вряд ли могут быть в естественных условиях. Повышенная агрессивность, иерархия особей — результат эксперимента.
На каких же принципах строятся взаимоотношения в группировках других синантропных грызунов? В вольерах социальное* поведение серых крыс изучали С. А. Барнетт, Дж. Б. Калхаун, Ф. Штейненгер, в нашей стране — К. Л. Ляпунова, С. А. Квашнин. Кратко резюмируя полученные ими результаты, структуру группировок серых крыс можно охарактеризовать таким образом. Взаимоотношения между самцами строятся по принципу доминирования—подчинения, а все самки равны между собой.

* Под социальным поведением здесь понимается все многообразие непосредственных межиндивидуальных и межгрупповых поведенческих отношений между членами группировок.

По мнению профессора С. А. Барнетта из Университета в Глазго, всех самцов можно подразделить на все тех же Альфа (доминантов), Бета (субдоминантов) и Омега (подчиненных). На вершине иерархии царят доминанты. Их сразу можно узнать по поведению и внешнему виду: у них гладкая шерсть, прекрасное здоровье, уверенные движения, они отличаются крупными размерами и силой, никто из остальных членов группы (за редким исключением) не рискует вступать с ними в конфликты. На следующей ступени иерархической лестницы стоят субдоминанты. В отсутствие Альфа-самца Бета чувствует себя хозяином положения, однако он всегда готов подчиниться доминанту. Такие самцы есть не во всех группах, некоторые состоят лишь из доминантов и подчиненных самцов. Не редки случаи, когда, в то время как Альфа занимается охраной территории и поддержанием своего первенства в группе, субдоминант успевает поухаживать за самками и нередко добивается успеха. Так что, вероятно, численность оставленного им потомства может превосходить таковую доминанта.
У подножия иерархии прозябают подчиненные самцы. У них тусклая свалявшаяся шерсть, на их теле нередко хорошо заметны следы ран (укусов), неуверенная поступь, в любой момент они готовы обратиться в бегство. Если доминирующий самец отличается особой свирепостью, они часами могут висеть на сетке вольеры и решаются спуститься вниз к кормушкам, когда Альфа-самец засыпает. Часто подчиненные самцы погибают. А когда исследовали «умственные» способности у самцов разного ранга, то оказалась, что лучше всех решают задачи на экстраполяцию субдоминанты. Среди подчиненных «умные» особи встречаются редко. Занимающие главенствующее положение самцы-доминанты, как и у домовых мышей, отнюдь не всегда отличаются сообразительностью, вполне оправдывая поговорку «сила есть — ума не надо».
Несмотря на агрессивность доминанта, некоторые подчиненные самцы все же приспосабливаются к жизни с ним в одной вольере. Они стараются не попадаться Альфа-самцу на глаза, держась в тех местах, где доминант бывает редко, а кормятся и разгуливают по помещению, пока он спит.
Если в выгородку, где живут пасюки, подсадить незнакомого самца, его нередко ждет гибель. На него тут же нападает доминант, а иногда и другие самцы и самки.
Таковы результаты вольерных наблюдений. Чтобы решить, до какой степени данные, полученные в искусственных условиях отражают то, что есть в действительности, познакомимся с результатами изучения поведения крыс в естественных условиях. Наблюдая группировки пасюков в Японии, Изуми Цуеси пришел к выводу, что при недостатке корма серые крысы ведут одиночный образ жизни или живут небольшими семьями. Когда корма хватает, молодые зверьки остаются с родителями, и в семейной группировке выделяются две подгруппы, одна из которых доминирует над другой. М. Лунд в очерке о социальном поведении крыс указывает, что в Скандинавии «колонии» крыс, обитающие в канализации, на мусорных свалках, в птичниках, состоят из множества отдельных семей, каждая из которых включает взрослого самца, одну или несколько самок и их потомство.
Интересные наблюдения за поведением серых крыс провел на свинофермах в Молдавии А. Г. Михайленко. Хотя и считается, что наблюдать за крысами в естественных условиях трудно из-за их большой осторожности, сумеречной активности и пр., в этих условиях животные оказались благодатным объектом для изучения. На одной из свиноферм (крыс там было немного, так как недавно была проведена дератизация) исследователь оборудовал удобные наблюдательные пункты и более трех месяцев пристально изучал жизнь пасюков. Зверьки довольно быстро привыкли к постоянному присутствию наблюдателя, круглосуточному освещению, даже к щелчкам фотоаппарата и блеску фотовспышки. Привлеченные пищевой приманкой, крысы охотно и многократно заходили в ловушки-верши (сначала отдельные зверьки, а потом и все остальные), поскольку чаще всего их тут же выпускали.
Так появилась возможность периодически осматривать животных, определять вес, метить. Среди крыс были и любители ловушек, которые после выпуска немедленно залезали обратно, мешая отлавливать других особей. К концу периода наблюдений возникла проблема: сначала единицы, а потом почти все крысы освоили искусство открывания верши изнутри, что позволяло им беспрепятственно выходить из ловушки. Чтобы узнавать каждую крысу «в лицо», отловленных зверьков индивидуально метили белой эмалевой краской. Пытаясь избавиться от засохшей краски, зверьки постепенно выгрызали у себя слипшуюся шерсть и у них на теле появлялись хорошо заметные проплешины.
Крысиное население фермы состояло из семи группировок или парцелл**, каждая из которых имела свой участок обитания и включала 10—20 взрослых зверьков, а в одной было 32 крысы. Несколько парцелл составляли мерус*** — группу соседних и взаимодействующих парцелл. Все поселение крыс на свиноферме разбивалось па три меруса. Зверьки первого из них заселяли свинарник с пищеблоком (4 парцеллы), крысы второго меруса располагались в свинарнике с кормоцехом и в расположенном рядом летнем загоне (2 парцеллы) и третий мерус занял склад фуража (одна парцелла). Так что, помимо свиней, работники свинофермы откармливали поголовье крыс численностью по крайней мере 120—140 особей.

** По Н. П. Наумову, парцелла — совокупность семей и одиночек, живущих в непосредственном соседстве друг с другом на сравнительно небольшом участке, причем особи связаны прямой зрительной, звуковой и обонятельной сигнализацией, т. е. являются знакомыми соседями.

*** Термин «мерус» заимствован у В. Е. Флинта.

Наиболее детально удалось изучить взаимоотношения зверьков в двух парцеллах. Первая состояла из 14 самцов и 18 самок и ее можно было назвать суперпарцеллой, так как по численности она превышала другие в два-три раза. Жилые норы зверьков располагались под пустовавшими клетями для свиноматок. Бесхозяйственность людей обеспечивала процветание зверьков этой группировки: во время кормления свиней часть корма просыпалась на пол, а неиссякаемым источником воды служила лужа у водопроводного крана. Вторая парцелла состояла из восьми самцов и девяти самок. Зверьки, входящие в ее состав, обитали в помещении кормоцеха. Эти крысы жили в непосредственной близости от кучи зерна, предназначенного для помола.
В группировках можно было выделить семь категорий животных, для каждой из которых характерны определенные черты поведения: 1) доминантные самцы, 2) субординатные самцы, 3) угнетенные самцы, 4) нестарые самки, 5) старые самки, 6) беременные и кормящие самки, 7) крысята. В естественных группировках не удалось выявить самцов-субдоминантов, которые характерны для искусственных условий.
Напомним читателю, что они представляют собой, так сказать, промежуточный тип между доминантами и подчиненными самцами — заместителей доминанта, притесняющих остальных самцов группы и нападающих на чужаков, обладающих хорошо развитыми «умственными» способностями и в некоторых случаях рискующих вступать в конкуренцию с Альфа-самцами, ухаживая за самками. Субординатные самцы — это подчиненные животные, но более высокого ранга, чем угнетенные. В парцеллах, населявших свиноферму, между доминантой и остальными самцами, образно говоря, лежала глубокая пропасть. Отличительной чертой всех Альфа-самцов была яркая индивидуальность, что проявлялось в их поведении и внешнем виде. Это были наиболее крупные самцы в группах.
Дадим характеристики трем доминирующим самцам. В первой парцелле господствовал самец по кличке Варвар. Хвост его был слегка S-образно изогнут, а сам зверек был постоянно сгорбленным и все время находился в напряжении. Вообще такой внешний вид характерен для агрессивно настроенных самцов, а Варвар был единственным из всех, сохранявшим подобный облик постоянно. Вероятно, из-за большого числа зверьков, входивших в парцеллу, агрессивное состояние вошло у него в привычку, Варвар был очень подвижен, склонен к контактам и абсолютно нетерпим к взрослым самцам. Но агрессивность не выглядела у него яростной или безудержной, так как он вполне бывал удовлетворен бегством другого самца и, как правило, не преследовал его. Часы кормежки Варвар предпочитал проводить в обществе трех—пяти самок. Основным его занятием была исследовательская активность. Он первым в группе освоился с присутствием наблюдателя и уже на второй день знакомства исследовал нового члена группы, даже попытался взобраться на ногу экспериментатора, который по такому случаю застыл как изваяние.
Тиран, доминант второй парцеллы, был крупным, стройным самцом с гладкой блестящей коричневой шерстью. Как и Варвар, он был очень подвижен, его характерной чертой тоже была высокая исследовательская активность, но при этом он отличался чрезвычайной агрессивностью. Самки избегали подолгу находиться с ним рядом, так как Тиран не всегда терпел даже их присутствие. Самцов Тиран всегда ожесточенно преследовал, хотя те стремились избегать встреч с ним, узнавая доминанта на расстоянии 1,5—2 м. Тиран гонял свою жертву по всему кормоцеху, включая пол, стены, балки под крышей, стоявшие в помещении механические устройства, причем сопровождались эти гонки отчаянным писком и короткими, но яростными схватками. Нередко в пылу погони доминант и его соперник совсем забывали об осторожности и взбирались на спину и голову исследователя, а однажды доминант настиг свою жертву и учинил над ней расправу прямо на раскрытых страницах журнала, в которой записывались наблюдения. Порой казалось, что Тиран специально ищет самцов с целью лишний раз задать им трепку.
Ричард — наиболее крупный из трех доминантов (390 г) — самец с грязно-бурой шерстью. Парцелла, в которой он господствовал, соседствовала с первой. Судя по имевшимся на его теле повреждениям и шрамам, жизненный путь этого доминанта был тернистым, а главенствующее положение в группе завоевано в упорной борьбе с противниками. У Ричарда не было половины хвоста и двух фаланг пальцев на правой передней лапе, потрепанные кромки ушей напоминали бахрому. По сравнению с Варваром и Тираном Ричард отличался спокойным нравом. Он дольше кормился, был более терпим к другим особям, часто в периоды пищевой активности допускал присутствие самцов, хотя в другое время угрожал им и даже преследовал. Как и другие доминанты, Ричард был домоседом, постоянно оставаясь в пределах защищаемой территории своей группы. Тем не менее, когда в первой парцелле исчез Варвар и в ней развернулись схватки за лидерство, в эту борьбу неожиданно вмешался Ричард. Когда, казалось, в первой парцелле уже определился новый доминант, экспериментатор стал свидетелем странной погони: нового доминанта в самом центре его законной территории свирепо преследовал Ричард! Погоня была столь отчаянной, что доминант-новичок с ходу влетел в оказавшуюся на его пути вершу, а вслед за ним там же оказался и Ричард. Однако этот инцидент не оставил никаких последствий в судьбе этой парцеллы. Ричарда на ее территории больше не видели, а главным здесь некоторое время оставался тот самец, которого он преследовал.
У самцов-доминантов изредка наблюдалась весьма оригинальная, ярко выраженная форма поведения — «пляска», которая не была ранее описана для крыс. Во время пляски доминант влезал головой и передними конечностями в жилую пору, так что большая часть его тела оставалась снаружи и начинал довольно быстро вращаться вокруг норы, словно он был нанизан на вертикальную ось, семеня задними лапками по ее кромке. Все это чем-то отдаленно напоминало лезгинку, исполняемую вниз головой. Зверек мог сделать от нескольких шажков до четырех-пяти оборотов, при этом он часто останавливался и высовывал голову наружу. Во время такой церемонии доминант сильно возбуждался, иногда прерывал пляску, исследовал пространство в радиусе до 1,5—2 м, вновь возвращался к норе и продолжал ее. В такие моменты Альфа-самец бывал очень агрессивен к членам своей группы. И наоборот, при возбуждении, вызванном дракой, он начинал плясать. Трудно с уверенностью сказать, что представляет собой эта своеобразная форма поведения — маркировочную активность, когда доминантный самец метит своим запахом норы, или же просто это результат общего возбуждения зверька.
Что касается других членов групп, то основной контингент составляли самцы, которые были весьма похожи друг на друга как внешне, так и по характеру поведения, поэтому без индивидуальных меток их не всегда можно было опознать. Они избегали контактов с доминантами и друг с другом, во время кормления старались утащить кусочек куда-нибудь в сторону или в укромный уголок и там спокойно съесть. Впрочем, характер их пищевого поведения сильно зависел от темперамента доминанта. Субординатные самцы не дрались между собой, а к чужакам проявляли интерес, обнюхивая издали и вблизи, но не агрессивность. Только после неожиданного исчезновения Варвара среди самцов развернулась борьба за господство. Наступил период драк, взаимных угроз и преследований, в результате которых в парцелле появился новый доминант.
Наиболее таинственными членами групп были угнетенные самцы, статус которых был не совсем понятен. Их жизнь в свинарнике была немногим лучше жалкого прозябания подчиненных самцов в вольерах. Существенная разница заключалась лишь в том, что если в вольере подчиненным самцам деваться некуда и они вынуждены висеть на сетке, то в условиях свинарника их жизненное пространство в принципе неограниченно и они всегда могут отыскать укромное место. Эти изгои демонстрировали классический вариант пространственно-временной изоляции от своих собратьев: их норы, места отдыха и чисток шкурки располагались в стороне от нор других крыс (порой на значительном удалении). К местам кормежки и источникам воды эти зверьки подходили лишь тогда, когда там не было других пасюков, причем добирались туда окольными путями, которыми редко пользуются другие члены группы. Однако социальный статус таких изгоев совсем не так очевиден, как это может показаться на первый взгляд.
В первой парцелле, например, был всего один угнетенный самец, которого окрестили кличкой Чадо. Он редко попадал в поле зрения наблюдателя, и его поведение не привлекало особого внимания. Но после исчезновения Варвара Чадо сделал совершенно невероятную карьеру: в конце концов он занял доминирующее положение в группе. Как уже говорилось, первоначально лидерство в упорных боях завоевал один из субординатов, однако продержался он всего около двух недель. Спустя месяц после исчезновения Варвара Чадо утвердился в новой роли, демонстрируя весь поведенческий репертуар доминанта, к тому же весьма агрессивного. При этом его предшественник оставался в группе. К сожалению, процесс превращения Чадо в доминанта проследить не удалось, так как это событие произошло во время небольшого перерыва в наблюдениях. Выглядел зверек совершенно не так, как в эпоху Варвара: его вес заметно увеличился, шерсть стала чистой и пышной, а уверенное хозяйское поведение мало чем напоминало прежнюю боязливость.
Загадку этого превращения, возможно, объясняют исследования Д. А. Каменева, который показал, что иерархическое положение самцов диких домовых мышей в группах зависит от типа нервной системы. Иначе говоря, не каждый самец может стать доминантой: для этого надо обладать не только физическими данными, но сильным типом нервной системы. Место доминантов, которых исследователь специально изымал из группы, также нередко занимали подчиненные самцы, стоявшие у подножия иерархии. Оказалось, что эти потенциальные доминанты, влачившие существование Омега-особей, обладали сильным типом нервной системы и именно поэтому подвергались наиболее ожесточенному преследованию господствующих Альфа-самцов, превосходивших их физически. По-видимому, Чадо был потенциальным конкурентом Варвара, поэтому доминант наиболее активно его преследовал, загнав на низшую ступень иерархической лестницы. Звезда Чадо взошла почти к самому концу периода наблюдений, поэтому его дальнейшая судьба осталась невыясненной. Но и то, что стало известным, объясняет, почему, говоря об угнетенных самцах и их статусе, мы использовали определения «таинственный», «непонятный».

Домовая мышь и серая крыса. Старинные офорты

источник: sivatherium.narod.ru